search icoico arrow

Бег времени неостановим. И слава богу!

Бег времени неостановим. И слава богу!

Говорят, вопрос вопросов для театрального режиссера: "Чем будем удивлять?" Он актуален для театра всегда, особенно же - в преддверии нового сезона. А чем лучше всего удивить зрителя, как не премьерой, которая к тому же обещает познакомить публику с новой пьесой и новым для местных театралов режиссерским именем. Прибавлю ко всему этому эпитеты: по поводу пьесы - "скандально знаменитая", а в отношении режиссера - "известный, столичный, авангардный". Остается обозначить место действия - днепродзержинский музыкально-драматический театр им. Леси Украинки, назвать пьесу - "Овечка" Н. Птушкиной, и имя режиссера - Дмитрий Лазорко.

С нашим киевским гостем можно говорить о многом: на счету Дмитрия немало интересных постановок; несколько лет он работал в лучшем театральном коллективе Киева - Театре драмы и комедии на Левом берегу; он - ученик и друг известного актера и театрального экспериментатора Григория Гладия; один из самых уважаемых в Европе украинских театральных режиссеров, красноречивое свидетельство чего - приглашения проводить мастер-классы в Германии, Франции, статус официального гостя престижнейшего Авиньонского театрального фестиваля. Вот такое краткое представление.

Понятно, что расспросить обо всем этом за одну беседу немыслимо. Первую тему продиктовала ситуация - будущий спектакль. Вторую подсказала репетиция, на которой мне удалось побывать, - театральная система Анатолия Васильева. О ней мы много наслышаны и начитаны, но непосредственно с нею мало кто из нас сталкивался. Ну а теперь - к делу.

В основе птушкинской "Овечки" лежит библейский миф о Лие и Рахили. И первое, что меня интересовало, - будет Лазорко ставить спектакль по пьесе или по мифу, оставив во втором случае творению современного драматурга скромную роль сюжетной опоры. Другими словами, станет ли он докапываться до архетипических глубин, или ограничится плаванием вблизи поверхности. Потому что Надежда Птушкина хоть и модный автор, но на равный диалог ее "Овечки" с библейским первоисточником рассчитывать явно не приходится.

Вопрос, с которого я собиралась начать беседу с режиссером, отпал после первых же минут репетиции. Увидев кружение Марины Юрченко - Рахили, а затем и Анны Кавуненко - Лии, услышав эти бесконечные, на все лады повторяемые, почти поющиеся "Зачем, Лия?:", "Скажи, Лия:", я поняла, что во времени и пространстве этой постановки безраздельно властвует миф, ритуал, магическое начало. То есть все, что неизбежно возникает при обращении к истокам человеческой души, человеческого существования (неслучайно способом работы над материалом стала ритуализация текста: режиссер предложил актрисам пропеть одну из сцен на манер григорианских песнопений).

Мне, как женщине, всегда казалось, что миф о Лии и Рахили был создан мужчинами. Потерпев неудачу в попытке постичь природу женщины во всей ее полноте, они вынужденно рассекли этот образ надвое. Вот так, как полюса, две половинки нераздельного целого, и возникли Лия и Рахиль - олицетворение плоти и духа женщины. Судя по репетиции, режиссер пробует придать этим образам объемность, чтобы оба начала - в разной степени и с различной окраской - присутствовали в каждом из них.

Здесь постановщику приходится преодолевать особенности драматургии. Пьеса, по словам Дмитрия Лазорко, грешит излишней категоричностью суждений, слишком жестким разделением положительного и отрицательного полюсов, Добра и Зла. Этот эмоциональный перехлест режиссер выравнивает в ходе репетиций, базируясь не на словах персонажей, а на ситуациях. "Овечка" - пьеса скандальная. Еврейский театр, заказавший ее драматургу, отказался ставить по ней спектакль из-за слишком откровенных сцен. Несмотря на большой интерес к пьесе и многочисленные хвалебные отзывы о ней, за несколько лет появились считанные постановки: одна - в Москве, вторую два года назад в Киеве осуществил Дмитрий Лазорко. И вот теперь он ставит спектакль по той же пьесе в Днепродзержинске. Ее скудная сценическая биография связана, скорее всего, с тем, что материал провоцирует лобовое решение: те самые сцены "ПРО ЭТО", придавшие пьесе привкус скандальности, очень трудно решить визуально, в действии.

В киевской постановке "Овечки" заняты ведущие актеры Театра на Левом берегу. Их днепродзержинским коллегам едва минуло двадцать. На стороне киевлян - опыт, мастерство. Но, по словам режиссера, они слишком легко и быстро предлагали ему "окончательные" решения. Это не была зона театрального риска, игры, провокации, эксперимента, - именно такое пространство стремится воссоздать Лазорко в нынешней постановке. И надеется на юных актеров, которые податливее, гибче. А потом я попросила Дмитрия Лазорко рассказать, в какой же театр он играет с днепродзержинскими актерами. Оказывается, они должны не играть текст, а играть с текстом. Как с партнером. Из услышанного на репетиции стало ясно, что не только другой актер, но буквально все - от текста до реквизита - является партнером актера. Здесь процесс построен иначе, чем в так называемом "театре переживания", в котором переживание как бы первично. В данном случае оно должно возникнуть на более поздней, более сложной стадии нахождения в зоне действия. Получается, что переживание не исток, а своеобразный итог, кульминация игры, взаимоотношений актера ("персоны") с персонажем.

То, что Лазорко предлагает актерам, - игра с неизвестным. Представьте себе дверь, вы подходите, не зная, что за ней. Вы готовы ко всему. Это важно - точно знать, что находишься в точке абсолютного нуля. Открыв дверь в неизвестное, можно провалиться, сгореть, сломаться, не вернуться: Только в зоне неизвестного и начинаются игры - с текстом, с историей, с эмоциями. Там актер находит и архетип, и персонаж, и его фактуру - там есть все.

Я поинтересовалась, что чувствует человек перед встречей с неизвестностью. И добавила, что вообще-то вся наша жизнь сплошь состоит из таких встреч. Но в ответ услышала, что это заблуждение. Обычный человек живет или в будущем, или в прошлом, а жить в настоящем, остро ощущать именно момент, в котором ты сейчас пребываешь, - это мало кто из нас умеет. Нахождение здесь и теперь - этим ощущением очень трудно овладеть. И кроме того, его нельзя постичь раз и навсегда, это постоянный процесс. Лазорко рассказал о мизансцене последнего спектакля Анатолия Васильева "Медея". Актриса почти два часа сидит в огромном кресле, не вставая, а лишь меняя позы. За нею экран, на который спроецирован вид моря. Море вечно, бесконечно, и задача актрисы - организовать, поднять себя до уровня вечной, бесконечной стихии. И этот процесс так же бесконечен: Валери Древиль, по словам Лазорко, играла гениально. Примечателен его ответ на вопрос, что чувствуешь в присутствии проявлений человеческого гения: "Они возвращают в память идеал, корректируют человека, позволяют организму самонастроиться".

Вечный процесс, бесконечное движение: За всем этим стоит тема отношений человека со Временем. Говорят, наша ментальность сильно отличается от европейской. И, может быть, главное отличие - в ощущении времени. Вспомните, например, чеховских героев: все они грезят о светлом будущем с конкретным адресом. Через тысячу лет или через двести, не важно: главное, что когда цель будет достигнута, время остановится. Истинная мечта - избавиться от времени как враждебной силы. Но Завтра не может и не должно иметь вечного, неизменного статуса - в борьбе со Временем победить невозможно.

Когда Лазорко рассказывал о методе Васильева, я подумала, что вообще-то речь идет не о театральной системе, а о таких глобальных понятиях, как ощущение мира и отношения с ним. И еще возникла мысль, что театр, который обращается к таким глубинным пластам, неизбежно оказывает мощное воздействие на зрителя. Но ведь в этот театр могут играть не только люди со светлыми помыслами, с позитивной энергией. Как уберечь себя от недоброго влияния, как защититься от возможной агрессии? - и я задала свой последний вопрос: "Чем нужно овладеть человеку перед тем, как пойти в театр?" "Билетом", - был ответ.

Ну что же, дождемся октября, купим билеты и, мгновение постояв перед дверью с надписью "Овечка", войдем в нее. Нам предстоит игра в неведомое - с режиссером Дмитрием Лазорко, с днепродзержинскими актерами, с Театром. Одним словом - с жизнью. Нам не привыкать.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.