search icoico arrow

Другая Амели

Нотомб А.. Метафизика труб. Косметика врага. – М.: Кстати, 2003 – 320 с. 5000

Перед Натальи Поповой и Игоря Попова.

Взять в руки хорошо изданную книгу - в красивой обложке и переплетом, не рассыпающимся на середине чтения - это уже само по себе удовольствие. Но есть и другой вариант, когда книга издана не просто хорошо, то есть добротно и со вкусом, но и вдумчиво, любовно. Такие издания не просто приятно при первом знакомстве пролистать, а потом, прочтя в первый раз - поставить на полку, дабы перечитывать вновь и вновь. У нас, похоже, добротных книг становится все больше, хотя полиграфический ресурс скромен даже у самых авторитетных и богатых изданий. Теперь все как-то научились делать «скромность» полиграфического исполнения стилем и не экономить на переплетах и краске. Не хватает иного - интеллектуального ресурса, вкладываемого в сам замысел издания, а не только в нарядную обложку. Из исключений можно сразу назвать новый перевод романов франкоязычного автора Амели Нотомб – «Метафизика труб» и «Косметика врага», вышедших в издательстве «Кстати».

Там есть не только небольшое, но в высшей степени насыщенное информацией предисловие от отечественных издателей, которое, разумеется, не обошлось без превосходных степеней и восторженных оценок. «Амели Нотомб – это редкий феномен» - такие цитаты в предисловиях от издателей настораживают. И, тем не менее, список престижных премий и тиражи Нотомб – это уже не «скрытая реклама», а необходимая информация. Но самое главное – издатели предварили тексты Нотомб выдержками из рецензий на ее произведения, а также фрагментами из интервью с самой писательницей. Уже за одно это издательству «Кстати» хочется высказать свою благодарность. И еще – просто поблагодарить за то, что «Кстати» захотело публиковать книги Нотомб.

Мне уже довелось писать о другой книге Амели Нотомб, изданной на русском языке – романах «Преступление» и «Ртуть». Я с огромным трепетом перечитала этот текст. Дабы проверить, не напутала ли, не дай Бог, с национальностью автора: все-таки франкоязычный автор, но не француженка по национальности, а бельгийка, ох… Нет, а посему я благодарна и тем издателям, благодаря которым впервые узнала о Нотомб, за их грамотность и умение достучаться до потенциальных читателей. Но издательство «Кстати» по счастью написало о Нотомб больше чем у нас приятно.

Мы все стали заложниками странной, почти противоестественной схемы распространения и рекламы переводной прозы на русском языке, по правилам которой вынуждены существовать. При невероятном, поражающем по сию пору голоде отечественных читателей на интеллектуальную, в первую очередь – гуманитарную информацию, у нас мало кто может найти ее в свободном доступе. Иногда кажется, что в России переводные книги издаются просто в «никуда», читателей почти не готовят к появлению новых писательских имен. Информацию о новых зарубежных авторах приходиться буквально собирать по кусочкам: процесс крайне проблематичный для специалистов, тем более для «просто» читателей, озабоченных тем, чтобы стать умнее и лучше, но решительно неспособных бросить ради этого полезного занятия свою работу и обязательства перед семьей. А между тем, подобного рода информация могла бы быть не просто востребована – она могла бы приносить прибыль... Что ж, оставим, прекраснодушные мечтания.

Задумывались ли вы: а часто ли мы видим на родном ТВ действующего зарубежного писателя-современника, если, конечно, его издатели в России не потратились на визит писателя в Москву и его, визита, освещение в масс-медиа?! А ведь Петербург пару лет назад приезжал сам Мишель Уэльбек, да компании других звезд современной французской литературы, почти его, Уэльбека масштаба! Кто об этом знал, кто об этом рассказывал?!

Есть ли у нас вообще телевизионные передачи, освещающие актуальный зарубежный литературный процесс? А общедоступные ресурсы в печати? Да, у нас к счастью перестали писать пространные статьи в «толстых» журналах, где жизнь и творчество зарубежного мастера обязательно «приправлялись» изрядной долей размышлений о судьбах социализма, либо об ужасах капитализма. Но, положа руку на сердце, признаемся: в этих статьях было куда больше информации, нежели в нынешних куцых заметках в глянцевых журналах.

Говориться все это неспроста, но именно потому, что редкий и счастливый феномен Амели Нотомб – как совершенно точно определяют творчество писательницы ее французские и российские издатели – относится именно к феноменам медийного порядка. Есть люди, чье появление в масс-медиа, на телевизионном экране и страницах прессы моментально привлекает к ним внимание публики. И зрителям-читателям не просто хочется прочесть все, что написал этот человек, им сразу же становятся интересны и биография его, и его мнение буквально по любому, подчас даже сугубо бытовому вопросу. Этот интерес возрастает во сто крат, если писатель пишет в своих романах от первого лица. Простите подборку-предисловие к романам «Метафизика труб» и «Косметика врага» и вы сразу же поймете, почему поклонники Амели Нотомб так интригует ее диета – подгнившие фрукты…

Романы Нотомб способны заинтриговать, даже для тех, кто не знает ее биографии - их филигранной отделанностью, некой «искусственностью», которая осознается автором, более того, возводится ею в принцип. Странный парадокс: эти книги написаны как будто ребенком, но в тоже время мудрость, парадоксальность суждений заставляют предположить, что это ребенок, повзрослевший до срока, получивший такие жизненные уроки, после которых и состоялось его бегство в мир фантазий. Да, эти странные сюжеты, придуманные юной Амели (свой первый роман «Гигиена убийцы» она опубликовала в 1992 году, когда ей было 25 лет, но утверждает, что написала свою первую вещь романного формата в… 10 лет!) будто бы вынесены ею из мира роскошной детской в благополучном буржуазном доме, из шикарно изданных книжек с картинками, из сюжетов популярных кинобоевиков и мелодрам… Но слишком сильна личность автора, способного вытянуть такой парадокс из классического сюжета «красавица и чудовище» как в романе «Ртуть». Нет, ее нельзя назвать пересказчиком чужих историй, она резюмирует то, что было до нее, дабы придумать собственный финал для страшной сказки про девочку, чудовище и аленький цветочек. Значит, все-таки речь идет не о вундеркинде, а именно о мастере, рано, но отчетливо заявившем о себе.

Роман «Метафизика труб» (2000) в полной мере подтверждает эту догадку. Речь в нем идет о первых годах жизни девочки по имени Амели Нотомб, дочери бельгийского дипломата, чей родной язык, вернее язык ее семьи – французский. Но заговорит она на другом языке, на японском, потому, что в момент появления Амели на свет ее отец работал в Японии, кроме того, девочку воспитывала японская нянюшка. Впрочем, та была не учителем языка для девочки, но первой, кому она доверила свою тайну: Амели умела говорить, именно говорить, а не лепетать как другие младенцы, с того момента, когда поняла, что существует на свете. Просто девочка не хотела в очередной раз расстраивать родителей своей непохожестью на других детей. Родители слишком переживали, что первые два года девочка вела существование «овоща». Почему? Ответ – на страницах «Метафизики труб».

Автор этого романа Амели Нотомб называет своего главного персонажа, то есть саму себя в детстве – Богом. Ибо, по Амели Нотомб, мир был создан в тот момент, когда она сама осознала себя в этом мире.

Это, вероятно, одна из самых впечатляющих реплик на тему глобализации: девочка пережила изгнания из Рая, из родной Японии, дабы потом, став взрослой и вспоминая первые семь месяцев своей жизни – после того, как соблазн насладится белым шоколадом пробудил ее дремлющее сознание - резюмировать их: «А что было дальше? Ничего». Это одна из самых впечатляющих реплик по поводу детского опыта: если бы самые лучшие родители знали, что думают об их родительских наставлениях и хлопотах дети! И, увы, если бы мы сами могли вспомнить то, что было с нами в первые годы жизни! Подобное дано единицам. Среди них – Амели Нотомб, которой подарена такая способность. И никто не узнает: действительно ли она помнит свое детство так хорошо, как можно судить по ее книгам, либо пересоздала его впоследствии, с помощью бумаги, ручки и собственного воображения. Но версия сотворения мира по Амели Нотомб впечатляет.

Именно поэтому, в сущности, читателям так интересны интервью писательницы, ее ответы на многочисленные читательские «почему». Неизвестно, стал ли жизненный проект Амели Нотомб таким же счастливым, как и ее писательский проект. Можно предположить, что ее пристрастие к страшным историям с неожиданной развязкой свидетельствует о желании избавиться от внутренних драм. Одна из таких историй – «Косметика врага» (2001).

Перед нами многостраничный, ни разу не прерываемый ремарками, диалог двух случайных (как выяснится впоследствии, наоборот, совсем не случайных) знакомцев, двух мужчин, оказавшихся рядом в зале ожидания аэропорта во время вынужденной задержки рейса. Дальнейшее сильно напоминает «Бойцовский клуб» Чака Паланика, с той только разницей, что разговор идет от лица не лихих бойцов (как у Паланика), но двух людей с большими познаниями в философии, культурологии и древних языках. Например, один из героев объясняет другому, что слово «косметика» придумали отнюдь не специалисты по женской красоте, что неспроста это слово – одного корня с «космосом». Постоянные читатели Нотомб знают, что у нее свои отношения с темой «что такое красота и почему ее обожествляют люди»… Но и про космогонию, она, оказывается, думает постоянно и выводы делает крайне нестандартные. Честно говоря, при всей фундированности, если так можно выразится, этого романа, ему не хватает неожиданности, непредсказуемости, не схвачен тот момент, когда надо – вовремя! – опустить завесу тайны над сюжетом. Впрочем, ведь у Амели Нотомб есть и другие романы…

Оказывается, в издательстве «Кстати» не так давно, в 2002 году вышел роман Нотомб «Страх и трепет», между прочим, отмеченный Гран-при Французской академии. Сейчас до нас добрался одноименный фильм французского режиссера Алена Корно и «вся Москва» идет смотреть эту картину, делится впечатлениями. Да простят меня поклонники Амели Нотомб, но автор данных строк вновь выскажется о наболевшем. Почему же все-таки у нас самыми успешными популяризаторами западной интеллектуальной прозы у нас оказываются…кинопрокатчики? Именно они привозят к нам арт-хаусные, очень интеллигентные или, наоборот, шокирующие фильмы. Не боятся ни их интеллектуальности, ни необычности, а потому - рискуют и выигрывают. И все же, как тут не заметить, в издательстве «Кстати» «феномен Нотомб» открыли первыми: об этом очень кстати, извините за каламбур, напоминает их новое издание роман экстравагантной Амели.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.