search icoico arrow

Формула Фергюсона

История, пожалуй, единственный после литературы предмет, изучение которого может длиться бесконечно. Потому что новое время рождает новых людей. Они копаются в своем и чужом прошлом и понимают его, исходя из собственного времени, собственного опыта, собственной современности. Причем каждый из них пытается найти истину. И, кажется, находит. Но кажется так до тех пор, пока на арену не выходит новый – молодой, образованный, уверенный в себе, любопытный и амбициозный историк.

История – это вечный спор: взглядов, возрастов, профессий, социальных положений. Люди старшего поколения – отцы - зачатую принимают свое прошлое хрестоматийно, не влезая в детали и не сомневаясь в исследованиях великих историков. А их дети в отношении этих исследований скорее нигилисты. Они ищут и находят что-то новое. И рассказывают об этом миру.

Существует мнение: если в Англии вдруг что-то становится модным, то это уже на всю жизнь. Взять хотя бы рождественскую индейку… Шекспировского «Гамлета». Или на худой конец шляпку королевы Елизаветы. Британцы консервативны. И традиционны.
А в конце прошлого века Лондон и окрестности охватила новая страсть, сродни гамлетовской – историческая. 38-летний шотландец, профессор политической и финансовой истории Оксфорда, Ниал Фергюсон, первый из своих коллег стал главным литературным открытием Англии.

Во всех уважающих себя издательствах (например, Oxford University Press, Viking Publications и Basic Books) с его появлением открылись так называемые «отделы Фергюсона»: они издают труды историка огромным тиражом в мягких и твердых обложках. Их читают в лондонском метро, на лекциях в университетах и даже в английском парламенте. В Интернете читатели тут же делятся друг с другом впечатлениями от очередного «фергюсоновского свежака». Его цитируют в школьных сочинениях, в дипломах и научных работах.
Потому что, как отмечают специалисты, Фергюсон впервые заговорил «о скучных и занудных фактах» на занимательном и в то же время абсолютно историческом языке. Он сумел сделать очень далекое (а потому туманное) прошлое ясным, как Божий день. Ему, например, принадлежат слова о том, что «Наполеон есть не только у Франции. Он есть у каждой страны. У одних народов Наполеон – это Сталин. У других – Гитлер. Не важно, как называть Наполеона. Гораздо важнее, что эти Наполеоны породили страшную эпидемию – войну».

Война для Фергюсона – самое важное явление в жизни мира. Слава пришла к нему после выхода главной книги «Печальный факт войны» (1998). Великой войны. Именно так принято называть Первую мировую в англо-американской историографии. Британия прочитала книгу и дрогнула. Ведь до этого никому не приходило в голову: вся литература про первую мировую была написана уже после Второй. И это обстоятельство наложило особый отпечаток на трактовку событий. Тогда во всем обвиняли Германию – она дразнила человеколюбивое сообщество своими хищными замашками. Историки заклеймили Германию на века. А Фергюсон ее спас. Он перепроверил факты. И убедился лишний раз - все мы хороши… У нас только нет подходящего учебника истории. «Нельзя оценивать прошлое по тому, что о нем думали и говорили исследователи, – убежден Фергюсон, – Каждый человек в состоянии бесстрастно оценить документальный факт. Дайте ему исторический материал таким, какой он есть, и он поймет: оказывается, история, по которой в школе вам ставили пятерку, - сплошная выдумка. И увидит историю своей страны в новом свете. Но это будет другая история». Из нее и кухарке интересно узнать: отчего же все-таки английские политики примкнули к Антанте? И как Британия развивала систему национального долга, чтобы построить несокрушимый морской флот?

Но Фергюсон не аферист. И не выдумщик. Он опирается на монографии и исследования. Просто он – специалист по нахождению спорных моментов в трудах великих историков современности. «Бесспорное сделать спорным» - вот формула Фергюсона. Не зря английская пресса назвала его «бунтарем исторической науки».

Недавно вышла в свет его новая книга «Империя» (Четвертый канал британского телевидения одновременно запускает шестисерийный документальный фильм, снятый по его работам). Неистовые поклонники писателя начинают «любить Империю, как что-то родное. - пишет лондонская «Таймс» - В нашей Империи теперь по одну сторону - седовласые, умудренные знаниями историки, осуждающие ошибки и грешки Империи. А по другую сторону - Фйергюсон: он эти самые ошибки и грешки не то, что не осуждает - он их восславляет. Мол, благодаря им мы живем в сегодняшнюю эпоху! За это Фергюсона признают миллионы...»

«Да, в Британской империи было много такого, о чем не хочется вспоминать. Рабство, например… - пишет Фергюсон. – Тем не менее нельзя отрицать, что Англия принесла миру больше хорошего, чем плохого. Ведь вопрос не в том, были ли ошибки у Британской империи. Конечно, были. Куда без них? Вопрос в том, возможно ли было прийти к сегодняшнему дню с менее кровавым прошлым. Я в крайнем случае в этом сомневаюсь». И англичане, сметая с прилавков собственную «Империю», сходятся во мнении, что далеко не безоблачное прошлое их страны приобретает у Фергюсона новые черты. Его нельзя ненавидеть. И даже можно оправдать.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.