search icoico arrow

Гей, балто-славяне!

Гей, балто-славяне!

Пару десятилетий назад большинству наших соотечественников в голову не приходило учить латышский или литовский. При том что в отпуск в Палангу или Юрмалу ездили практически все. И обижались на местное население: не любят они русских, смотрят косо. Между тем, стоило сказать латышу или литовцу хоть пару слов на его родном языке, холодок немедленно таял: жители этих маленьких стран всегда умели ценить уважение к ним, к их языку и культуре.

Эти народы есть за что уважать. Хотя бы за то, что свой язык они пронесли сквозь цепь исторических событий, никоим образом не способствовавших сохранению национального своеобразия. В конце концов, были же у латышей и литовцев близкие родственники, другие балтийские народы. И где они? Исчезли, растворились в иноязычной среде пруссы, ятвяги, курши; считается, что на территории Латвии еще живут наполовину забывшие родной язык ливы. В череде перекраиваний карты Европы, завоеваний, войн, из всех балтов лишь две нации сохранили свой язык почти в первозданном виде.
Лингвисты-индоевропеисты особенно любят балтийские языки как раз за то, что они содержат множество архаичных элементов и являют собой как бы остаток древней индоевропейской речи, сохранившийся после выделения из нее других языков.

Памятник крестоносцам

На протяжении истории латышскому довелось испытать больше влияния со стороны других языков, чем литовскому, поэтому в нем древних элементов осталось меньше. Контакты осуществлялись по линии добрососедства с близкородственными ливским и литовским, с угро-финскими эстонским и финским, со славянскими русским и белорусским. Русский, польский, шведский и немецкий в разное время оказывались и языком завоевателей, правящих на латышской земле, а, соответственно, и языком правящей верхушки и официальной культуры. Начиная с завоевания Латвии немецкими рыцарскими орденами, Тевтонским и Ливонским, в XIII веке, до середины XIX века абсолютную пальму первенства здесь удерживал немецкий. Но влияние немецкого на латышский было не столь разрушительным, как, например, воздействие французского на английский в эпоху норманнского завоевания. Коренное население - преимущественно крестьяне и мелкие ремесленники - общались с горожанами лишь по крайней необходимости. В школах учили на немецком, и латыши, исхитрившиеся-таки получить образование, предпочитали более не пользоваться "грубой" родной речью. Языки сосуществовали, но не сливались, так что результатом многовекового немецкого владычества стало лишь приобретение латышским языком около 3 тыс. заимствований.

Когда завоеванная Петром Великим Латвия вошла в состав Российской империи, власти не очень-то заботила проблема русификации местного населения, особенно его латышскоязычной части. Так что все оставалось по-прежнему, только вместо немецкого официальным языком стал русский. Но к тому времени уже сформировалась горстка образованных латышей, наконец заинтересовавшихся языком, на котором говорят в их стране. Собственно, прежде латышский язык гораздо больше интересовал немецких монахов и священников, в первую очередь нуждавшихся в том, чтобы народ понимал их проповеди. Самым ранним текстом на латышском языке был изданный в 1585 году католический катехизис: через год настала очередь катехизиса лютеранского. Первый словарь латышского языка Lettus составил немец-монах Георг Манселиус в 1638 году. А первые произведения светского характера - сказки, назидательные истории, комедии - появились лишь в XVIII столетии. Системой письма того времени Латвия также обязана немцам - за основу ее был взят готический шрифт, кое-как приспособленный к особенностям латышского разговорного произношения. Просуществовала эта система до середины XIX века, несмотря на свои недостатки.

Молодая Латвия


В середине XIX века, как и в других малых странах, в Латвии - в ту пору части Российской империи - возникло движение под названием "Национальное пробуждение". Молодые прогрессивные писатели и ученые приложили массу усилий, чтобы очистить, обогатить, облагородить латышский язык, сделать его пригодным для науки и литературы. К тому же времени относится активное собирание латышского фольклора. Так появилась латышская культура - не сравнимая, конечно, по мировой значимости с "великими" культурами, но достаточно яркая, своеобразная, сочетающая в себе европейский лоск и провинциальную наивность. И неизвестно, какой бы она стала - тем более, что в 1918 году Латвия обрела-таки независимость - если бы не Вторая мировая война и наступивший после нее сорокапятилетний период Латвийской Советской республики. Тут-то местное население и начало устраивать обструкции речи "оккупантов". В особенности, когда обнаружилось, что половина этого населения сгинула в ссылке, а прочие стали попросту забывать родной язык, оканчивая русские школы...

Конечно, в кампании, которую ведут сегодня латвийские власти против русского языка, много несправедливого. Никто не запрещал латышам говорить на их родном языке, и литература их подвергалась преследованиям лишь тогда, когда казалась "диссидентской". На латышском написано ровно столько же "идеологически выдержанной" макулатуры, сколько и на других языках народов бывшего СССР. Бедным школьникам преподавали неудобочитаемого Вилиса Лациса так же принудительно, как и Максима Горького. И оставалось только пожалеть тех, кто, не владея латышским, не мог прочитать ни одной хорошей книжки на этом языке.

Тот, кто одолел латышский, может считать, что выучил два языка. Ближайший родственник латышского, литовский никогда не подвергался столь массированному влиянию других наречий. Поэтому в нем сохранилось больше архаических фонетических черт (о, радость индоевропеиста!), а в лексике фактически нет немецких заимствований, зато множество славянских, что, естественно, облегчает нам жизнь. А грамматически два языка почти идентичны.

Sveiki! - Uz redzesanos!

Прежде живущим за пределами Латвии и Литвы имело смысл учить балтийские языки разве что для того, чтобы читать книжки да общаться на улице, приезжая в отпуск. Sveiki! - Uz redzesanos! - Ludzu! - Paldies! (Здавствуйте! До свидания! Пожалуйста! Спасибо!) - вот и весь необходимый словарный запас туриста, бродящего по Риге.

Так ли это сегодня? Поначалу кажется, что да. Слишком малы эти страны, чтобы считаться "землей обетованной" для карьеристов. С другой стороны... Не сегодня-завтра Латвия и Литва войдут в ЕС. А это значит укрепление и расширение международных связей, появление еще двух восточноевропейских стран, которые могут послужить "окном" в Европу Западную. К тому же есть некоторые сферы деятельности, в которых знание редкого языка может сослужить хорошую службу: это не только перевод и преподавание, но и информационные технологии, создание программных продуктов и сайтов на базе латышского и литовского языка, да мало ли что еще! Например, некий латыш-программист, родившийся и живущий в Австралии и не поленившийся выучить язык исторической родины, создал компьютерный шрифт для старинного ливского языка (очень похожего на латышский). По его словам, "любой язык выживет, если только он есть в компьютере".

Трудно ли выучить латышский и литовский? И да, и нет. Надо сказать, учебники этих языков, выходившие в советские годы, способны были отбить охоту заниматься даже у энтузиаста. Сразу за темой "Знакомство" шли какие-то дикие тексты о строительстве социализма, которые нормальному человеку в жизни пригодиться не могли. Теперь же приличных учебников полно - и бумажных и онлайновых.
В обоих балтийских языках, как и в русском, развита система флексий, существительные склоняются по семи падежам (включая звательный). Порядок слов преимущественно фиксированный (подлежащее - сказуемое - дополнение), но наличие падежной системы дает некоторую свободу маневра, чего не наблюдается, например, в английском. Артикли отсутствуют, родов всего два - мужской и женский. Лексический запас состоит преимущественно из слов балтийского и общеиндоевропейского происхождения плюс не очень большое количество заимствований - в латышском в основном из немецкого, в литовском - из польского. Над формами глагола, как водится, придется "попыхтеть", но не больше, чем, скажем, над немецкими.

А самое сложное - это фонетика, совсем не характерная для современных индоевропейских языков. Латышская речь на слух напоминает птичье пение и чириканье - а все потому, что в этом языке, помимо долготы и краткости гласных и фиксированного динамического ударения на первом слоге, существует и тоновое, или интонационное ударение, то есть значение слова зависит от высоты гласных звуков. Тонов всего три, и выпеваться на разные лады могут как ударные, так и безударные долгие гласные. В литовском тонов два и применяются они лишь к ударным гласным. Зато динамическое ударение может падать на любой слог. Так что без хорошего лингафонного курса вам не обойтись. Латышскому, кроме вузов, в Москве пока не учат. Зато литовским можно заняться на курсах при посольстве Литвы в России. Так что есть смысл начать с языка Гедиминаса. А потом плавно перейти к чтению Яна Райниса.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.