search icoico arrow

Интеллектуальная собственность: платить не хочется, а придется

Вместо эпиграфа: Знакомя как-то с Днепропетровском приезжего мексиканского бизнесмена, попытался было обратить его внимание на обилие пиратской компьютерной продукции. Каюсь, нашлось даже место для нездорового тщеславия: "Мы, - говорю, - не даром хлеб едим, а крупнейшие в мире аудиовидеопираты". На что руководитель консалтинговой фирмы Эдгар лишь загадочно ухмыльнулся и ... ничего не купил. Теперь думаю: или в Мексике живут исключительно сознательные предприниматели, или качество наших компакт-дисков не устраивает даже бизнесменов из стран третьего мира, а может, вовсе не мы самые крутые в мире "пираты"? Тогда кто?

Права чьей-то интеллектуальной собственности мы соблюдаем не очень охотно. И виной тому даже не наследие проклятого прошлого, упоминание о котором уже решительно никого волнует. Истоки украинского анархизма в этой области мирового права проще поискать в архаичных народных представлениях или работах академика Вернадского. Ноосфера - она и в Африке ноосфера. Одни и те же идеи приходят одновременно людям на разных полушариях Ойкумены. Какое же тут право собственности? Но международное законодательство при всей его недосказанности, а иногда и откровенном цинизме в отношении рыночно недообразованных народов, выполнять надо. Тем более, что по инициативе Международного альянса интеллектуальной собственности Украина уже была раз внесена в так называемый "список 301", согласно которому офис торгового представителя США определяет страны, не обеспечивающие надлежащую защиту интеллектуальной собственности или отказывающие в справедливом и равноправном доступе на внутренний рынок американским товарам, эту собственность содержащим. В августе 2001 года в качестве предупреждения США временно приостановили режим беспошлинной торговли с Украиной. Тогда же наше государство было объявлено крупнейшим экспортером нелегальных компьютерных носителей информации, с ежегодным ущербом для американской экономики в $200 млн. Украинские официальные лица божились в сомнительности этой цифры, правоохранительные органы проводили образцово-показательные "зачистки" аудио-, видеопиратов, а отечественные звезды шоу-бизнеса радостно приплясывали на реквизированных компактах. Леонид Кучма принял указ об усилении борьбы с аудиовидеопиратством, и в Украине появился институт госинспекторов УААПС - региональных смотрителей и регистраторов всех нарушений в этой сфере. Но США все равно применили по отношению к Украине торговые санкции в объеме $75 млн.

В общем, в Украине к защите авторских прав привыкают постепенно, и конкретные шаги в этой области наблюдаются, в основном, после массированного давления со стороны. Обратная реакция также заслуживает внимания. Взять хотя бы историю с контрольными марками. Их успели поменять трижды. Первые были бумажными и уже по этой причине обсуждению не подлежат. Но едва появились голографические, как сотрудники БЭП заметили, что, получая их на одни продукты, производители тут же переклеивают марки на совсем другие диски. Не имея спецподготовки, заметить подобные нарушения практически невозможно. Не вполне адекватно на нарушение прав интеллектуальной собственности отреагировал и новый украинский Уголовный кодекс. В частности, ст.176 предполагает до 2-х лет условного наказания и штраф от 100 до 400 минимумов заработной платы, т.е. от 18,5 до 74 тыс. грн. Штраф за такое же повторное нарушение возрастает примерно в два раза: 37 - 148 тыс. грн. А вот незаконное использование товарного знака оценивается мягче и предполагает административные меры воздействия: 100-200 минимальных зарплат штрафа или от 100 до 200 часов общественных работ, хотя украинский рынок переполнен фальсифицированными продуктами питания и ширпотребом. Сами вспомните, еще несколько лет назад увидеть на стихийном рынке спортивный костюм с замысловатым лейблом типа "abibas" или "pontana" было заурядным событием.

Впрочем, уже сейчас со стороны МВД Украины и ряда заинтересованных организаций предпринимаются попытки ужесточить законодательство именно в части фальсификации товарных знаков. Так, руководитель украинского департамента МВД по защите интеллектуальной собственности Сергей Лебедь указывает на противоречия в формулировке соответствующей статьи 229 нового Уголовного кодекса Украины. Ответственность наступает, если доход от продажи фальсифицированного товара в 300 и более раз превышает сумму минимальной заработной платы (т.е. $10 тыс.), конфискации контрафактной продукции не предполагается, а штраф за это нарушение - от 100 до 200 минимумов зарплаты. В настоящее время на рассмотрении ВР Украины находится проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам интеллектуальной собственности. Если лоббисты международных норм авторского права окажутся сильнее производителей нелегальной продукции, то ответственность за нарушение статей 176, 177 и 229 будет ужесточена.

В июне 2002 года Украинское агентство авторских и смежных прав (УААСП) организовало на базе НПП "Укринтекс" свое представительство в Днепропетровской области. За полгода с небольшим его сотрудники успели сформировать информационную базу из 500 днепропетровских предприятий, использующих объекты авторского права, и в настоящее время проводят с ними разъяснительную работу. По утверждению госинспектора по вопросам интеллектуальной собственности УААСП в Днепропетровской области Дениса Борисенко, существующие голографические средства защиты, уже третьи, могут производиться лишь на очень дорогостоящем оборудовании, что делает их фальсификацию затруднительной. Защитники интеллектуальной собственности предприняли меры и в ограничении производителей компакт-дисков (сейчас их выпускают лишь на трех украинских заводах), и присвоении производителям так называемых идентификационных СИД-кодов, и в указании на голограммах конкретных названий альбомов. Правда, что греха таить, найти последние в своей фоно-, видеотеке дано не каждому. Да и "пираты" не дремлют. По данным МВД, после значительного уменьшения местного производства контрафактную (нелегальную) продукцию ввозят к нам из РФ, Беларуси и Китая. Подпольные производители внутри Украины стараются получить разрешение на выпуск небольшой партии аудио-, видеокассет и, в дальнейшем, расширяют тиражи цеховым способом, зачастую в домашних условиях.

Но самое, пожалуй, для нас непривычное: в разряд интеллектуальных пиратов попали не только производители и реализаторы компьютерных носителей информации, но и предприятия общепита вместе с многочисленными магазинами, зазывающими посетителей фонограммами с записью хитов и шлягеров. Казино, дискотеки и ночные клубы - все они должны заключать договора с УААПС и делать на его счета определенные отчисления только за то, что крутят музыку отечественных и зарубежных исполнителей.

И здесь нелишним оказывается вопрос: как же все-таки доходят деньги, собранные за ретрансляцию хитов в Днепропетровске, например, до Майкла Джексона и авторов его песен и не оседают ли они на счетах самих защитников интеллектуальной собственности или государства? Современная мировая практика показывает, по крайней мере, два пути защиты авторских прав. В Нидерландах, Франции, Бельгии и некоторых других странах ЕС авторы имеют прямые права на свои произведения, но передают их своим издателям, а государство считает для себя недопустимым или несущественным вмешательство в сферу столь интимного акта, как творчество. Иное дело страны с переходной экономикой, где теневой оборот товаров и услуг занимает до половины объемов рынка и создает настолько значительное количество рабочих мест, что государство до поры до времени предпочитает не замечать стенания интеллектуалов. Предприятия здесь, как правило, игнорируют сферу интеллектуального права, пока не столкнутся с нарушением собственных прав, а система защиты авторских прав централизована.

Международные правила, действующие в Украине, предполагают, что УААСП лишь помогает организовать сбор средств для движителей мирового шоу-бизнеса - поэтов и композиторов, оставляя себе только сбор на корпоративное управление. Он определен в размере 20% от собранных средств. Заключив договор с региональным представительством УААСП - НПП "Укринтекс", плательщик интеллектуального сбора получает разрешение на использование всего мирового репертуара. УААСП обладает такими широкими правами, поскольку входит в Международную конфедерацию авторов и композиторов, заключил более сорока договоров с международными авторско-правовыми организациями и представляет в Украине более 60 тыс. владельцев авторских прав.

Учитывая, что Днепропетровская область - одна из крупнейших в Украине, госинспектор УААСП Денис Борисенко полагает, что его ведомство могло бы ежемесячно собирать за ретрансляцию музыкальных произведений в барах, кафе и ресторанах области до одного миллиона гривень. Но пока наиболее успешно идет сотрудничество его ведомства с представительством Нацсовета по телевидению и радиовещанию. А если точнее, днепропетровские телевизионщики оказались более других подготовленными к требованиям международных норм, наверное, потому, что раньше других столкнулись с нарушением собственных прав на телевизионную продукцию. Платят за использование интеллектуального продукта театры и концертные агентства, напрямую связанные с авторами и исполнителями. Но куда сложнее оказалось втолковать необходимость отчислений УААСП предприятиям, использующим музыкальное сопровождение для развлечения и привлечения посетителей. Днепропетровские рестораторы пока в раздумьях.

Исследования Ассоциации производителей программного обеспечения (BSA) показали, что из-за нарушений прав производителей программных продуктов украинский валовый продукт только в 2000 году недосчитался $265 млн., а потери бюджета при этом составили $94 млн. По данным же мониторинга, проведенного украинским представительством французского агентства TAСIS в 1999 году, ежегодный сбор авторского вознаграждения в Украине, тут уже речь идет исключительно о ретрансляции, может составить около $20 млн. Интерес французских экспертов к украинскому авторскому праву объясним. Вероятно, эту страну, по аналогии с США, и стоило бы назвать мировым "интеллектуальным жандармом"? Ведь во Франции еще в 1791 году гениальный драматург Бомарше отреагировал на повсеместное исполнение своих комедий провинциальными театрами сразу двумя революционными декретами. В 1830 году знамя борьбы за интеллектуальные права авторов подхватили Бальзак и Гюго, а в 1851 году первое авторское объединение создали французские композиторы и тут же занялись мониторингом репертуара тамошних питейных заведений. В общем, аналогия достаточно прозрачна. В сфере защиты авторских прав мы отстаем от цивилизованных стран лет эдак на 150.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.