search icoico arrow

Испытание риском

Нравится или не нравится нам глобализация, но мировое кровообращение — явление неотвратимое и органичное для современной цивилизации. Увы, не только технологический или информационный опыт роднит отдаленные страны, но и общий страх. Угрозы войны, безработицы, террористических актов, экологических бедствий порождают в людях все нарастающую тревогу. Как жить в этом зыбком мире? Группа журналистов французского журнала "Экспресс" собрала мнения своих соотечественников по этому поводу.

Корень проблемы, как считают авторы публикации, заключается в крушении традиционных авторитарных структур: от семьи до государства. Когда личность восторжествовала над обществом, оно перестало снабжать ее "ремнями безопасности". Гарантий больше нет. Ни строгого папы, ни доброго Бога, ни безупречного начальника — наш риск, наша ответственность, да еще непредсказуемые катаклизмы, о которых мы узнаем подробно и быстро, в какой бы части света они ни происходили, но от которых не можем защититься.

По наблюдениям видного социолога Робера Рошфора, автора книги "Франция без ориентиров", экономической бум 1999 – 2000 годов сменился депрессией. Меньше чем за три года объем торгов на бирже снизился почти на половину. Сегодня школьники уже не рвутся в предприниматели, а метят скорее в политики, взрослые же с тревогой думают о старости — кризис сказывается и на размерах пенсий. Будущее утратило характер позитивной ценности. Социологи отмечают, что наиболее употребительными в лексиконе французов стали слова: "пустота", "безнадежность", "возмущение". Появилось и новое словечко — "птизм", от "пти" — маленький. Люди замыкаются в мелкотравчатой жизни, сворачиваются в клубочек, стараются заслониться от большого мира с его непомерно разрастающимися угрозами. Быть может, это просто сверхчувствительность, своеобразный зонтик от информационного ливня? Нет, цифры убеждают, что отчаяние имеет вполне реальные причины.

В процветающей стране около 10 процентов населения живут за порогом бедности (которым считается доход меньше 1121 евро в месяц на пару с двумя детьми). В 2002 году потерпел крах бюджет 137 882 семей (на процентов больше, чем в 2001 году), и, по прогнозам Французского банка, долги еще 400 000 семей достигли критического уровня. 75 процентов французов оценили риск потери работы для себя или кого-то из близких родственников как "значительный или очень значительный".

Шатким стал не только внешний мир — даже собственный дом, семья утратили стабильность. Разводами молодых семейств давно никого не удивишь, но теперь эта эпидемия захватила супругов в возрасте за 50 лет! Дети разведенных родителей уже не могут, как прежде, уютно прислониться к бабушке с дедушкой. Всего на сегодня около 28 процентов взрослого населения страны живут в одиночестве.

Дефицитный товар, естественно, поднимается в цене. Спрос на семейные ценности на социологическом рынке значительно превышает предложение. Потерпев неудачу в первой попытке построить семью, многие предпринимают вторую, третью... Брак "на всю жизнь" стал большой редкостью, супружеская жизнь превратилась в многоступенчатый сериал. "Мечта разделить старость с любимым человеком остается непреходящей, — утверждает Ирен Тери, исследовательница брачно-разводной динамики. — Распавшийся брак увеличивает тягу к построению новой семьи".

Человек устроен так, что даже в самые тревожные времена больше опасается бед, которые подстерегают его в обыденной жизни, чем крупномасштабных катастроф. Главным фактором риска для 32 процентов опрошенных французов остается автомобиль. Тогда как риск взрыва атомной станции или наводнения, хотя и вполне реальный, пугает их гораздо меньше. И это не от беспечности — наоборот! Люди научились держать под контролем то, что поддается прогнозированию, и отстояли свое право на максимальную информированность. Так, например, с 1996 года в бургундском городке И-сюр-Тий работает комитет по взаимодействию местных властей, общественности и руководства расположенного неподалеку экспериментального ядерного центра. Деятельность центра абсолютно прозрачна и проверяется независимыми экспертами. "Секретность, порождавшая недоверие, страх и нелепые слухи, ушла в прошлое", — говорит мэр И-сюр-Тий.

Недавно министр экологии и долгосрочного развития Розелин Башло-Наркен внесла на рассмотрение палаты депутатов законопроект о предотвращении риска стихийных и технологических катастроф. Речь идет о так называемой "культуре риска", то есть о том, как снабжать население районов, реально подвергающихся такому риску, полной информацией. Комитеты наподобие того, что действует в Бургундии, уже и сегодня работают близ многих атомных станций, если же закон будет принят, их существование станет повсеместной нормой. Но обладать информацией — еще не все. Ее надо уметь толково использовать. Когда открытость властей сочетается с ответственностью населения, риск порождает не панику, а продуманные действия. По словам министра экологии, "люди должны измениться, чтобы постепенно научиться управлять чреватыми опасностью ситуациями". "Если я знаю, что в этом году ожидается особенно высокий паводок, — говорит хозяин дома на берегу Сены, — я не стану все бросать и перебираться в другое место, а приму разумные меры безопасности".

Похоже, такая модель приложима и ко всем другим областям риска. Паника или зарывание головы в песок стали скорее патологическими, инфантильными реакциями. Даже в медицине, где, казалось бы, полная правда может травмировать больного и его близких, попытка что-то скрыть расценивается как нарушение прав личности. Задача современных врачей не убаюкивать пациента иллюзиями, а помочь ему принять истинное положение вещей и найти оптимальное поведение. Впрочем, прямолинейных решений не бывает. "Тревога, вызванная избыточной информацией (скажем, обо всех возможных осложнениях такой операции, как удаление гланд), сама по себе ставится фактором риска", — доктор Клод Режансбер, — возглавляющий французскую Хирургическую ассоциацию.

Не стабильность, а гибкость стала ключевым словом нового мироустройства. А способность изменяться в изменчивом мире — залогом успеха. Если несколько десятков лет тому назад психика работника страдала от монотонности труда на отлаженном производстве, то теперь у психологов и психиатров другие заботы. "Неустойчивость, непредсказуемость условий труда подвергает рабочих и служащих постоянным испытаниям, — считает Патрик Лежрон, основатель психологической консультационной службы для безработных. — Не все способны их выдержать, многие сходят с дистанции и нуждаются в специальной помощи".

Трудно и бессмысленно перечислять зоны риска современной жизни — проще сказать, что не осталось зон безопасности. Автомобиль, собственный дом, загородная вилла, школа, банк, все виды собственности, включая информацию в компьютере, — все может стать жертвой взломщиков, вымогателей, террористов. А какова самая страшная опасность современности? Философ и директор Федерации страховых обществ Франсуа Эвальд с мрачным юмором отвечает: "Клонирование Бен Ладена".

Каждый второй француз живет с ощущением постоянной тревоги. На этом фоне неудивительно, что, по данным одного из последних опросов, подавляющее количество европейцев считают самым необходимым в жизни качеством мужество. "Принимая риск, современный человек вольно или невольно познает и утверждает себя как личность", — убежден проводивший это исследование немецкий социолог Ульрих Бек. Ну а журналисты "Экспресса", собравшие воедино множество мнений о способах выживания в неустойчивом мире, символическим итогом своих изысканий видят "большой вопросительный знак".

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.