search icoico arrow

Кандзявые эссе

Большинство тех, кто изучает японский язык, сходятся на том, что основной сложностью при его изучении является иероглифическая письменность. Хотя, если сравнивать японский язык с китайским, то данное затруднение может показаться просто детскими капризами, ведь чтобы прослыть в Японии достаточно образованным человеком, необходимо знать «всего-то каких-то» 1950 иероглифов, рекомендованных для изучения министерством образования Японии, в то время как количество иероглифов в китайском языке просто неизмеримо.

Кроме этого, хочется отметить не совсем корректный взгляд на иероглифы как просто на графические элементы достаточно сложной системы письменности. При таком взгляде символьная письменность превращается просто в архаичную, чудом дожившую до наших дней, неудобную систему письма. И это при том, что иероглифы – это отдельная история, отдельная философия, отдельная жизнь, которые, тем не менее, в прямом смысле этого слова являются неотделимой компонентой японского мировоззрения. Невозможно рассматривать иероглифы вне восточной философии, мировосприятия, жизни, ибо они – концентрированное воплощение японского мировосприятия.

Все дело в том, что каждый иероглиф – это отдельная картинка со своим мироощущением, со своей графикой, со своей историей и со своим применением. Изучать иероглифы механически (а основной метод «родной» письменности в Японии – обыкновенная зубрежка) – не просто неэффективный метод, но и добровольное или вынужденное отлучение самого себя от многих удивительных моментов, способных доставить удовольствие человеческому разуму.

Ведь не секрет, что основа эффективного запоминания в современной педагогике – ассоциативность. И не просто ассоциативность, а ассоциативность, подкрепленная эмоциональным фактором восприятия информации. С учетом этого узлового момента сегодня строится множество популярных методик изучения иностранных языков (например, метод мнемонических новелл и многие другие). Основой данных методов, является то, что группа слов, подобранных по определенному критерию, объединяется некоторым, порой сильно надуманным, сюжетом и участвует в построении небольшого рассказа (новеллы), позволяющего цепко удерживать в голове введенную лексику за счет как системы фонетических, так и смысловых ассоциаций. Эта методика и многие другие аналогичные ей, так или иначе, действительно работают и имеют многочисленных приверженцев.

Однако особенностью японских иероглифов является то, что они несут богатое культурно-смысловое и художественно-графическое наполнение, которое само по себе настолько насыщенно этой самой ассоциативностью, что не требуется вообще никакого подключения фантазийных наработок извне. Японские иероглифы невозможно рассматривать вне истории Японии (и Китая), вне трагедии человеческих взаимоотношений, вне анализа взаимоотношения восточных и западных культур, вне человеческой психологии и вне человеческих страстей. На каждом иероглифе настолько сильно всего "замешано", что сводить обучение им (как это делается ныне) либо к заурядному изложению с последующим заучиванием, либо к созданию наполовину искусственной системы запоминания есть лишение себя целостности восприятия восточной культуры. Письменность – это то, что является концентратом восточной мысли и философии. И хотя сегодня иероглифов, официально рекомендованных для изучения Министерством просвещения Японии, чуть меньше двух тысяч, но они саккумулировали в себе и сохранили в красиво оформленном виде практически все, что заставляет волноваться нас, когда речь заходит о Востоке и его тайнах. Сама жизнь с ее реалиями является активным фоном для успешного освоения японской письменности.

На сайте «Самоучитель Японского Языка», которому была посвящена статья во втором выпуске «Вопросов Интернет Образования», вошедшая в печатный сборник «В ИзбраннОе», осуществляется попытка автора превратить процесс обучения иероглифам в захватывающее легкое чтиво, несущее плюс к интересной интриге и фабуле еще и образовательные функции. Вот уже год на сайте-самоучителе распространяются так называемые «кандзявые эссе». Слова «кандзявые» не существует в природе. Оно придумано ради названия данной рассылки и берет свое начало от названия японских иероглифов – «кандзи». Несерьезное полушуточное название эссе лишь подчеркивает отсутствие у автора каких-либо претензий на научность. Задача эссе – всеми возможными силами представить иероглифы, и сам японский язык, не как материал, который необходимо разобрать и освоить, а как самодостаточный, живой, стремящийся к постоянному совершенствованию организм, достойный быть не столько предметом целенаправленного освоения, сколько являющийся уникальной средой для постижения неповторимой реальности.

Автору нетрудно расписать основные принципы своей работы, показать ее преимущества и недостатки, подвести научную базу и классификацию, однако будет самым лучшим решением, если вы просто возьмете и прочитаете первое из написанных на сегодняшний день эссе.

Хочется только добавить, что, несмотря на растущую популярность и восстребованность «кандзявых эссе» среди изучающих японский язык, автором предпринята еще одна оригинальная попытка «оптимизировать» изучение японского языка и японских иероглифов посредством разработки подготовленных по специальной системе японских текстов, о которых, возможно, речь пойдет в каком-нибудь из следующих выпусков журнала «Вопросы Интернет-образования».

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.