search icoico arrow

Кому он нужен, этот репетитор?

- Как, неужели ученик даже элитарной частной школы вынужден обращаться за помощью к репетиторам?

- Да, случается и такое.

- Так это что - повсеместное зло? Или благо?

- Почему зло? Вовсе не обязательно, скорее благо. Все зависит от того, каким образом организованы дополнительные занятия.

Моя собеседница знает, о чем говорит. Выпускница математического факультета Московского педагогического университета, она десять лет учительствовала в традиционной массовой школе, затем в томском Академгородке зарегистрировала первую в стране частную школу и шесть лет в ней директорствовала, одновременно участвуя в движении инновационных школ "Эврика". Сегодня кандидат педагогических наук Татьяна Михайловна Ковалева - координатор российского блока международной Ассоциации школ-лабораторий, действительный член европейского Форума за свободу образования и вице-президент российской Ассоциации инновационных школ, старший научный сотрудник лаборатории дидактики Института теории образования и педагогики, где она готовит к защите диссертацию на степень доктора наук.

- Для начала скажу, что, на мой взгляд, репетиторство бывает внутренним и внешним. Первое - это когда у ребенка что-то в школе не складывается, и надо его поддержать, разобравшись с причинами его неудач. В этот момент и появляется человек, который дополнительно занимается с отстающим - в той же школе, дома или еще где-то, помогая ему наверстать учебную программу. Это естественно, в этом нет ничего постыдного, такие ситуация могут возникать как в массовой, так и в элитарной школе. Вопрос лишь в том, насколько легальна интересующая вас позиция и насколько профессионален репетитор.

Иное дело репетиторство внешнее, которое порождается нестыковкой школьного и вузовского образования. Родители хотят, чтобы их дети после окончания школы продолжали учебу в вузе, но любой директор школы скажет: такую задачу - готовить выпускников к поступлению в институт - никто перед нами не ставил. Добавьте к этому всем в стране известную экономическую ситуацию: руководители вузов понимают, что единственная возможность удержать профессуру, научных сотрудников и квалифицированных преподавателей, получающих минимальную зарплату, - это позволить им зарабатывать дополнительно. Как?

- Не единожды доводилось слышать от людей сведущих, что в высшей школе "гуляют" очень большие деньги, получаемые за счет коммерческой деятельности, начиная со сдачи в аренду помещений...

- Готова согласиться, но факт остается фактом: подавляющее большинство ректоров предпочитают другой путь - на помощь им как раз и приходит нестыковка вузовской и школьной учебных программ. Не случайно вузовские приемные комиссии ежегодно меняют вопросы экзаменационных билетов, делая такую нестыковку еще более непреодолимой. А потому дети, какими отличниками они ни были бы, обречены: не занимаясь с репетиторами конкретного вуза, проскочить сквозь сито экзаменов удается в исключительных случаях.

Чтобы не быть голословной, приведу пример. В прошлом году при поступлении на географический факультет Московского университета задается вопрос: перечислите столицы европейских стран, которые лежат выше уровня моря?! Даже гениальный абитуриент, не занимавшийся с преподавателем факультета, никогда на такой вопрос не ответит. И подобных вопросов может быть сколько угодно, не про столицы, так, скажем, про болота: какие болота расположены ниже уровня моря? Предугадать самому такие вопросы невозможно, они преследуют одну цель - выбить чужого, а потому лишнего претендента. Они не выявляют знаний, умения мыслить, логически рассуждать, правильные или неправильные ответы на них ничего не доказывают. На подобные вопросы можно лишь специально натаскать. Что это, как не легализация дополнительного заработка преподавателей высшей школы?

И еще более нелепая ситуация в творческих вузах. Опять же приведу пример, на сей раз личный. К окончанию школы у дочери обнаружились способности к рисованию; в нашей семье художников никогда не было, поэтому я решила заранее познакомиться с условиями приема в разные вузы и понять, сможет ли дочь, завалив экзамены в одном, поступить в другой. В институте кинематографии мне доходчиво объяснили: если ваш ребенок ходит заниматься с преподавателем из Строгановского училища, то у нее сформируется определенный тип штриховки, который для нашего факультета неприемлем. Но ходить на подготовительные курсы в оба вуза дочь не может, на это у нее нет времени, а у меня - денег. Посещая же курсы в одном каком-то институте, абитуриент оказывается его заложником...

- Обещают в скором будущем отменить, как это практикуется в некоторых западных странах, вступительные экзамены в вузы. Изменит ли это нынешнюю ситуацию?

- Изменит. Институт внешнего репетиторства присущ странам, взявшим на вооружение систему классического, как в Германии и Франции, образования. Всюду, где есть вступительные экзамены, пусть даже в форме письменного теста или собеседования, абитуриенты пользуются услугами репетиторов.

Но есть и другая практика, например в США или Испании, - так называемая система модульного образования. В американских школах - а я, в этой стране стажируясь, успела со многими познакомиться - есть специальный завуч, который знает интересы выпускников и заранее ищет для каждого из них колледж, в котором выпускник сможет удовлетворить свой интерес. Выпускник пишет так называемое резюме, объявляет свои интересы, вкладывает в конверт копии похвальных грамот, другие свидетельства своих успехов и рассылает в несколько университетов. Например, мальчик, увлеченный зоологией, хочет заниматься дельфинами. Завуч выискивает в справочниках факультеты колледжей, где этим животным уделяют особое внимание, обнаруживает таковые в пяти штатах, после чего документы рассылаются, письма не теряются, ответы приходят… Поэтому американских коллег смешат порой наши вопросы.

- Не связано ли это с тем, что в США высшее образование платное?

- Да, конечно.

- Но в Советском Союзе, когда вопрос о дополнительном заработке преподавателей не стоял, во всяком случае, не столь явно, репетиторы все равно были.

- Потому что были вступительные экзамены. Но если родители знали, что я учусь хорошо и могу эти экзамены сдать, то они не были озабочены поиском репетиторов. Еще одно отличие: если я занималась, скажем, математикой, с хорошим репетитором, с подлинным профессионалом, то независимо от того, в каком вузе он работал, я могла поступить в любой, даже самый престижный вуз. Что касается стран типа Германии и Франции, где и вступительные экзамены не отменены, и репетиторы имеются, то родители могут, как сказали бы мы, подсуетиться и, заключив договор с частной фирмой или каким-нибудь фондом, получить грант для частичной оплаты высшего образования, включая, если это необходимо, репетиторов. Легально.

Точно так же во всех странах легален институт внутреннего репетиторства. Вплоть до того, что они, такие же профессионалы, как учителя-предметники, официально введены в штат самой школы и работают на равных правах с коллегами. В одной из голландских школ я была свидетелем такого эпизода: посреди урока математики вдруг три ребеночка встают и выходят из класса. Они ничего не спрашивают и никто их не останавливает. Я, естественно, недоумеваю: что случилось? И мне отвечают: эти трое - ребятишки из Турции, у них еще есть проблемы с языком, а потому для них специально тот же материал, но в другом темпе и на турецком языке объясняется. Это что? На мой взгляд, репетиторство для детей, не успевающих освоить положенную их возрасту или уровню учебную программу.

- В обычной муниципальной школе?

- Да.

- А в частной, где на одного учителя приходится значительно меньше учеников, и каждому учитель может уделять внимания столько, сколько необходимо?

- Понимаете, репетитор - не та фигура, которая возникает сама по себе, она не изначально, как учитель-предметник, задана, необходимость в ней появляется только тогда, когда у учеников возникают какие-либо проблемы с успеваемостью. Даже в частной школе всегда есть дети, не успевающие по тем или иным предметам. По разным причинам. Или какой-то предмет дается с трудом, или пришлось много пропустить по болезни. Надо такому ребенку помочь догнать ушедших вперед? Безусловно. И потому, на мой взгляд, введение в российских школах позиции легального учителя-репетитора было бы весьма гуманной мерой.

Мировой эталон в этом отношении - Голландия. Если тамошнюю школу, любую, посещает хотя бы пять детей-иностранцев, например из Суринама, бывшей голландской колонии, то директор обязан для них иметь дополнительных преподавателей языка, родного для этих пяти детишек, преподавателя истории страны, из которой они приехали и т. д. Преследуются при этом разные цели, в том числе та, чтобы будущие новые граждане страны не чувствовали себя людьми второго сорта, с детства ощущали заботу о себе государства.

Другой пример: моя подруга, преподаватель английского языка, переехавшая из Москвы в американский штат Нью-Джерси, тоже работает репетитором, официально работает, помогая детям недавних эмигрантов из России и стран СНГ преодолевать трудности адаптации. Ее обязанность - понять, в чем их трудности, выявить причины и снять напряжение. Сделать это она должна сама или с помощью других учителей.

А что мы видим, "возвращаясь" в Россию? Резкое, особенно в последние годы, расслоение школ. Пусть на меня не обижаются директора государственных массовых школ, но чтобы исправить положение, надо признать, что становятся эти школы, как правило, очень средними - со средними учителями, с родителями, которые своими детьми не занимаются и, соответственно, с очень слабыми, что касается успеваемости, детьми.

Причина этого прежде всего финансовая. Если у родителей есть хоть какие-то деньги… Я постоянно контактирую с частными школами и вижу, чьи дети в них учатся, поэтому могу сказать: это нижний слой так называемого среднего класса. Люди бегают по десяти работам и все, что выколачивают, тратят на школу, по возможности выбирая частную. Потому что там нет наркотиков, есть хоть какой внеклассный присмотр, создается благоприятная социально-психологическая атмосфера. А как поступает человек, который ничего сверх необходимого для выживания заработать не может? Он всеми правдами и неправдами стремится отдать своего ребенка в лицей, в гимназию, в школу с углубленным изучением иностранных языков или каких-то отдельных предметов. Конечно, в таких школах всегда тоже существуют некие "благотворительные" взносы, но они по силам даже не самым благополучным семьям. Эта ступенька уже не сравнима с частной школой, но все же лучше массовой. А уж если я не хочу или не могу надрываться, то выясняю, какая школа ближе к дому и отдаю ребенка в нее… В результате здесь накапливается порой критическая масса неблагополучных детей, старшеклассники колют наркотики малышам, малыши писаются, потому что боятся выходить с урока в туалет, где их уже поджидают...

- А не нарисовали ли вы слишком уж мрачную картину? По роду своей деятельности я знаком с несколькими массовыми школами, которые во многих отношениях ни в чем не уступают лицеям, гимназиям, частным школам, а в чем-то даже их превосходят. Например, железнодорожная…

- Вы бы еще газпромовские школы назвали! Можете не продолжать: в стране есть немало закрытых школ разных ведомств, это государства в государстве, в этих элитарных школах -другие зарплаты учителей и другие учителя, другое оборудование и т. д.

- Хорошо, вернемся в массовую школу. Ученик болел, много уроков пропустил, или он тугодум, что-то с ходу понять не может, начинает отставать, его надо подтянуть, ему рекомендуют репетитора со стороны. Директора, с которыми я об этом говорил, возмущаются: да наши учителя сами выступают в той же роли, занимаясь с детьми из соседней школы -зачем нам приходящие?


- Все понятно, мы сталкиваемся с одной из форм рэкета в образовании, и тут уже моральная проблема. Профессионал, чью деятельность оплачивает государство, так называемый бюджетник, обязан выполнять свою работу на высоком уровне. И если в отведенное законом время он со своими обязанностями не справляется, а потом дает дополнительные уроки за плату, родитель тут же напишет письмо в министерство или районный отдел образования, после чего учителя могут оштрафовать или даже уволить по статье, цитирую по смыслу: за непрофессиональное исполнение своих обязанностей.

Поэтому в любом профессиональном сообществе любой человек будет говорить, что если что-то не получается, то не по его вине: врач скажет, что пациент не следует его рекомендациям, учитель - что ученик невнимателен на уроках и не выполняет домашних заданий… И потому еще в советские времена сообразительные придумали так называемый перекрёст. Две мои однокурсницы, работая в разных школах, даже в разных районах, передавали слабых учеников друг дружке, получая "полноправный" гонорар.

Все было, но вслух об этом не говорили и в газетах не писали. Правда, с той лишь разницей, что сейчас это приобрело характер подлинной эпидемии. Кстати сказать, раньше, если ребенок болел долго, несколько недель или месяцев, школа была обязана даже на дом учителя направлять. С каждым таким случаем разбирались отдельно и принимали соответствующее решение. А сейчас подработать хотят все, и кто кинет в учителя камень?.. Хотя бывают случаи просто вопиющие.

Не называя адресов и фамилий, расскажу о ситуации, с которой пришлось столкнуться буквально несколько месяцев назад. Ребенок поступил ну в очень престижную школу с углубленным изучением иностранного языка, во втором классе начал язык учить, всего-то четыре урока прошло, как раздается дома звонок и маме сообщают: у вашего сыночка не так сворачивается в трубочку язык! И если это сразу не наладить, то у него в старших классах возникнут проблемы. Мама в шоке, но ее успокаивают: у нас работает выдающийся специалист по сворачиванию языка трубочкой! Это будет стоить 15 долларов в час … Что это, как не самый настоящий, грубый рэкет? Сначала язычок не сворачивается, потом будут гланды не так расти, потом выяснится дисфункция еще чего-то…

- Связан ли рост репетиторства с качеством учебников, не учитывающих возрастных особенностей учеников, их способности понимать и запоминать?

- Учебник - это лишь один из элементов целостной системы образования. А потому с ходу сказать, что такой-то учебник заумен, - нельзя, он, может быть, написан для школы, работающей, например, по системе развивающего обучения Эльконина-Давыдова, ориентированной на так называемую зону ближайшего развития. А в традиционной школе подход иной: ребенок должен "дорасти" до более сложного уровня, ему на каждом возрастном этапе все должно быть понятно. В такой школе любят картинки, про которые Давыдов говорил, что это самое вредное.

- А с всеядностью школы - всех научить всему, независимо от склонностей и выбора профессиональной деятельности - институт репетиторства связан?


- Тут надо бы начать разговор о другой позиции в образовательном процессе - о позиции тьютора, которая реально возникает там и тогда, где и когда появляются разрывы и проблемы.

- А по-русски это как будет звучать?

- Наставник. И предвидя ваше недоумение, сразу скажу, что такие наставники впервые заявили о себе в Англии аж в XII веке, в Оксфорде и Кембридже, где рядом с профессором и преподавателем, руководителем семинаров, появилась третья позиция - тьютор. Он был обязан раз в неделю, в определенное время встречаться со студентами, с каждым индивидуально, помогая ему наметить и осуществить свой индивидуальный путь обучения в рамках вышеназванных университетов. За этим стояла, как сказали бы мы сегодня, выбор содержания индивидуальных образовательных программ. Например, трое студентов поступили на биологический факультет, но каждый из них видит будущее по-своему. Один хочет быть врачом, работая на границе биологии и медицины. Другой решил быть преподавателем в гимназии. Третий еще не определился, но выбрал факультет как сын оксфордского профессора. И тьютор, встречаясь с каждым, планировал их работу на неделю, определяя лекции обязательные и факультативные, обязательные для прочтения и анализа книги, которые потом вместе обсуждались. Эти трое студентов могли нигде не пересекаться, разве что утром на занятиях гимнастикой или вечером в пабе за кружкой пива, могли даже из одной и той же книги, рекомендованной наставником, вычитывать разное. А объединял их тьютор, который всегда оставался фигурой уважаемой не меньше, чем профессор и руководитель семинара.

- Если такая практика началась, как вы сказали, в XII веке, то почему в России о ней ничего до последнего времени не знали?

- Она была введена как своеобразное ноу-хау, никто не писал руководств по подготовке тьюторов, более того, ими и в Англии длительное время могли быть только выпускники Оксфорда и Кембриджа. Но прослышав о пользе такой практики, идею начали использовать, сначала в Европе, затем в Америке, всякий раз вкладывая в представление о тьюторах и методике подготовке свое понимание. И в России сегодня мы также стремимся сформировать эту профессиональную позицию, действуя на свой страх и риск, по своему разумению.

- А что при этом остается на долю классного руководителя, который должен заниматься вроде бы тем же самым: знать пристрастия каждого ученика, его способности, ситуацию в семье и т. д.

- С этимологией не шутят: все сказано термином "классный руководитель". Он призван работать не с отдельным ребенком, а с классом, которым он обязан руководить! Ему важно, чтобы все присутствовали на уроках, чтобы не хулиганили, чтобы успеваемость была на уровне. Он работает в организационном режиме: приближается день 8 марта - надо поздравить учительниц. Приближается день рождения директора - надо собрать деньги ему на подарок и т. д. А еще, если вы не в курсе, добавлю: сегодня классный руководитель получает за все свои хлопоты целых 70 рублей в месяц. И что? Будет он за такие деньги ходить по домам своих учеников, проверять, кто, что и как читает и понимает?

- А в советские годы?

- Все делалось, как правило, на энтузиазме и по молодости. Вот мне в свое время было интересно с ребятами в походы ходить, встречаться у костра с другими клубами самодеятельной песни, устраивать коллективные чаепития с задушевными разговорами. Но дальше начинается обострение отношений с другими учителями и классными руководителями, которые организуют свою жизнь иначе. Начинается ревность, зависть, обиды. Из моей практики: не прошло и нескольких месяцев с начала моего классного руководства, как меня коллеги пригласили на "чаепитие" в учительскую и сказали: Таня, ты слишком часто ходишь туда-то и делаешь то-то! Я попыталась возражать, мол, мне же интересно, я никому при этом не мешаю и не настраиваю ребят против кого-то... Меня вежливо остановили: ты еще молодая, многого не понимаешь, но взялась ты за свое классное руководство слишком, поверь нам, ретиво. Не-на-до!

- Может ли работу наставника выполнять школьный психолог?

- Нет, он занимается скорее отклонениями и трудностями.

- А завуч по внешкольной или воспитательной работе?

- Все едино, никто из них по определению не работает и не может работать как тьютор, для которого на первом месте всегда вопросы типа "Я и мой образ", "Что я хочу с собой сделать", "Какие у меня интересы" и т. д.

- Меня вы убедили. Но что делать, пока таких наставников в наших школах и вузах нет? Могут ли их заменить руководители факультативов и мастерских, спортивных секций или театральных кружков?

- Иметь богатый выбор для приложения своих интересов, своей нерастраченной энергии, иметь возможность попробовать себя в том или другом деле - очень важно. Но вновь: тьютор помогает подросткам, каждому в отдельности осознать основания своего выбора, осмыслить свои сомнения и неудачи, справиться с ними.

- Насколько реально в ближайшее время появление позиции, за которую вы столь энергично ратуете?


- Пока все движется в экспериментальном режиме. Проведено пять научно-практических конференций, опубликовано несколько сборников, есть несколько школ с тьюторами - в Москве, Томске, Ижевске. В Набережных Челнах в отдельных школах ввели должность наставника, где-то объявились координаторы, гувернеры, даже классные дамы. А недавно мы заключили договор с Ижевским университетом об открытии первой в России кафедры для подготовки таких специалистов

- Хорошо, вернемся к началу нашей беседы: будет ли с появлением тьюторов как массовой профессии снята проблема репетиторства?

-- Нет, одно с другим никак не связано: одни ликвидируют проблемы отстающих учеников, другие формируют способность осмысленно двигаться по своему индивидуальному образовательному пути. При этом никто друг другу не мешает, напротив, только помогает.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.