search icoico arrow

Кризис детского творчества?

Будучи руководительницей творческой студии, я на протяжении ряда лет наблюдаю за волнообразной природой творческих устремлений наших юных "творителей".

Наша студия появилась, когда в единственном нашем Доме творчества появились компьютеры. Конечно, основное компьютерное время поглощали курсы для желающих ликвидировать свою компьютерную безграмотность взрослых. Но и детям кое-какое время перепадало. Было это всё 6 лет назад. Мы набрали 17 детей в возрасте от 11 до 15 лет и принялись с ними творить.

Фаза первая – восторженное рвение

Собравшись вместе первый раз, мы смотрели друг на друга наивными глазами первооткрывателей. Дети ждали от нас немедленного раскрытия всех компьютерных тайн, а мы, в свою очередь, ждали от них фантастических проектов. Конечно, наши обоюдные надежды не оправдались. С первых же занятий стало понятно, что "учителя" знают, как нажимать определенные кнопки (и то далеко не все) и смутно представляют себе возможности оседланных технологий. "Ученики" лихо и быстро учились, перенимая немудрёный опыт старших, и на полном ходу обгоняли их, раскрывая всё новые и новые секреты различных программ. Отличительной особенностью этого этапа были жажда постижения и несоразмерность радости сделанным открытиям. Все проекты этого времени получились какими-то куцыми. И понятно почему. Мы подбирали содержание проекта под определенную технологию. Так, например, получилось с программой тестирования по истории. Написанная на Паскале, она поражает нас сегодняшних своей тусклостью и однообразием. Кроме текста в ней ничего нет. Вставлять картинки тогда мы еще не умели.

Но, несмотря на ограниченность наших возможностей, мы вместе с детьми пропадали в студии часами. Были случаи, когда разгневанные и испуганные родители приходили забирать своих детей прямо из студии. У нас мало чего путного получалось. Но из 17 набранных детей в первый год никто студии не покинул. Каждое личное маленькое открытие тут же становилось частью общего опыта. Восторг, вызываемый даже незначительными по сегодняшним меркам результатами, был такой силы, что хватало его на весь коллектив.

Фаза вторая - удалое лихачество

Очень быстро наши подопечные обогнали нас в умении добиваться от программ желаемого эффекта. Мы, я и Анатолий – второй руководитель, оказались в роли опекаемых. Нас учили, как и что можно вытворить в той или иной программной среде. Мы оказались в ситуации, когда поставленные нами задачи решались практически мгновенно и с перевыполнением. Подопечные разделились на две группы. Первая – те, кого копание в настройках и программных кодах совершенно не привлекало. Быстро освоив азы, эти дети поняли, что чуда не случится – компьютер не выступит в роли золотой рыбки и не сделает за них всей работы. Вместе с тем они видели, что вторая группа – "технари" – существенно опережает их в освоении компьютера. Надо отметить, что у обеих групп интерес к достижению конечной цели к завершению проекта существенно снизился. Всех интересовал сам процесс. Наши с Анатолием попытки переориентировать детей на содержательную сторону проекта особого успеха не имели. "Технари" занимались самолюбованием, и для них изящность сиюминутного решения была важнее конечной цели. Остальные же чувствовали себя на их фоне неполноценными и старались держаться в тени. Начался отток занимающихся. За 6 месяцев мы потеряли троих. Дожившие до завершения проекты получались яркими, но малосодержательными. Нашей основной заботой стал отбор проектов, в которых бы оценивался не только уровень владения ППС, но и степень раскрытия содержания.

Фаза третья – надоело всё

К окончанию второго года деятельности количество занимающихся в студии упало до критической отметки – 8 человек. Ушли почти все "технари". В городе открылся компьютерный клуб, и они в основной своей массе перенесли свои состязания туда. Ушли и те, кто ожидал от компьютеров чудес. Конкурсы на окружающем нас пространстве стали повторяться, участие в них перестало стимулировать творческий процесс. Мы все вдруг осознали, что компьютер, как и кисти художника, как и резец скульптора, всего лишь инструмент. Навыки и умения, полученные нами ранее, кисли без дела. Дальнейшее совершенствование теряло смысл. Спрашивая покидающих студию детей о причинах их ухода, мы в ответ чаще всего слышали: "А надоело всё!". Самой страшной потерей для студии стал уход Анатолия. И его ответ ничем не отличался от остальных.

Фаза четвёртая – а неужели

Перелом наступил, когда нас подключили к Интернету. Я не буду рассказывать о том, что первые месяцы мы переживали настоящий бум. Резко возросла численность занимающихся. Интернет манил детей почище конфет. Ни о какой продуктивной деятельности в этот период не могло быть и речи. Наши, а точнее, теперь уже только мои подопечные бродили по интернету, наслаждаясь информационной свободой и обилием. Коллектив рассыпался окончательно. Любые мои попытки направлять деятельность детей оканчивались ничем. И вот уже когда я находилась на грани отчаяния, к нам на занятие студии пришла Вера Михайловна. Страстью и давним увлечением Веры Михайловны являются комнатные цветы. И пришла к нам Вера Михайловна потому, что никак не могла выяснить точное название подаренного ей детьми цветка. Мы принялись искать. Азарт поиска захватил почти всех постоянных посетителей. Многие из них к тому же являлись учениками Веры Михайловны. Были найдены десятки сайтов по данной тематике, и каждый раз блуждая по найденному сайту в поисках нужной информации, дети разочарованно восклицали: "Ну, кто так делает!" или "Боже, как неудобно!". Я слушала это, и в голове моей крепла день ото дня интересная мысль. Наконец наступил день, когда искомое было найдено, и мы уселись есть принесенный по этому случаю Верой Михайловной торт. В разгар чаепития я спросила у детей, что они думают о большинстве ресурсов, просмотренных ими в ходе поисков. В ответ ничего лестного я не услышала. И тогда я задала свой коварный вопрос: "А как вы думаете, кто делает все эти сайты?". Самое мягкое и точное определение было "недотёпы". И тогда я ринулась в атаку. Я сказала, что, конечно, обзывать людей, наполняющих интернет, можно, но вот в состоянии ли здесь присутствующие сделать сайт более качественным и содержательным. Что тут наступило…

Вера Михайловна стала нашим консультантом. Её коллекция цветов стала предметом нашего первого, действительно стоящего, проекта. Студия работала над проектом "Верочкин цветок" четыре месяца. Подчиненные единой цели, вместе работали и "технари", и те, кто занимался содержательной стороной проекта, и художники-дизайнеры. Работы нашлось всем.

Эпилог

Вот уже два года наша студия работает в сумасшедшем темпе и выпускает в год десятки проектов. Это не только сайты. Программы, флеш-фильмы, презентации и многое другое делаем мы в нашей студии. Многие дети уже выросли и уехали учиться в другие города, как, например, Иван Чеплаков. Но уехали не значит ушли из студии. Они продолжают работать с нами дистанционно. И теперь мы создаем самые, что ни наесть настоящие сетевые проекты. Из всей собственной истории развития мы вынесли несколько правил для себя. Первое – главное содержание. Нельзя подчинять всю деятельность техническим умениям и инструментарию. Второе – любой проект должен быть доведен до конца. Третье – затевая проект, нужно точно знать, где его конец. Если задача слишком масштабна, разбейте её на части. Четвёртое – не делайте проектов только ради участия в конкурсе. А если вы его не выиграете? Разочарование может сгубить коллектив. Пятое – работайте командой. Не стремитесь сделать всю работу в одиночку или вдвоём, привлекая людей в свой проект, вы можете рассчитывать на приглашения в другие проекты.

Мы убедились, что соблюдая эти нехитрые правила, можно работать продуктивно в течение длительного времени и без кризисов. В самом деле, работая командой над общей идеей, мы подогреваем друг в друге интерес, не даём угаснуть огню энтузиазма. Чего желаем и вам!

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.