search icoico arrow

Легко ли быть патриотом

Знаменитый британский поездной грабитель с месяц назад добровольно сдался английскому правосудию дабы перед водворением в тюрьму для отбывания честно заработанного пожизненного заключения посидеть в настоящем английском пабе. Такое вот чувство патриотизма. Правда, потом выяснилось, что данный пивной патриотизм является элементом хитроумной политико-пропагандистской кампании. Что часто случается с показным, демонстративным патриотизмом.

Однако есть сфера человеческой деятельности, где патриотизм является не показухой, а обыденной, повседневной реальностью. Настолько повседневной, что носители такого "бытового" патриотизма далеко не всегда отдают себе в том отчет. Речь идет об армии и армейской службе.

Споры о необходимости профессиональной армии в Украине старше, чем независимость нашей страны. Они начались еще в позднесоветское время, после памятного горбачевского указа, распустившего студентов из армии. С обострениями, приходящимися на время очередного призыва, эти споры продолжаются и сейчас, что, разумеется, является отражением объективной сложности затрагиваемого вопроса.

Каковы перспективы профессиональной армии в нашей стране? Постараемся найти ответ на этот вопрос, изучая социально-психологические качества отечественных вооруженных сил, сравнивая эти качества со свойствами армий развитых западных стран, перешедших на профессиональный или полупрофессиональный подход к организации воинской службы.

Собственно, вопрос о бытовом патриотизме и можно рассматривать в качестве лакмусовой бумажки, цвет которой свидетельствует о готовности общества к переходу на профессиональную армию. Ведь основой ее являются как раз патриоты. Особенно в стране, где острая бюджетная недостаточность является нормой жизни. Может, это немного отдает идеологией. И все-таки.

У нас привыкли ставить в пример американский бытовой патриотизм: взаимоподдержка американских граждан за границей, забота об имидже страны, восторженное поклонение ее символам. Именно эти чувства дают надежду на то, что профессиональная армия США никогда не будет испытывать недостаток в добровольцах, конкурирующих за право стать вооруженным олицетворением культивируемого патриотизма.

А вот в космополитичной Голландии, где обыватели охотно рассказывают о своей стране анекдоты, существует воинская обязанность, как и у нас, обставленная целым сонмом всевозможных ограничений и исключений. Как и у нас, рядовые голландцы, которые по несчастливому стечению обстоятельств не попали под действие освобождений от службы, стремятся всеми силами уйти от исполнения воинского долга. Государство предоставляет им такую возможность в виде альтернативной службы, мстительно низводя уклонистов до положения личностей, находящихся на иждивении. В любом западном государстве - это низшая категория, последняя ступень перед подлинными изгоями.

И наоборот, в Израиле, стране, созданной вокруг национально-патриотической идеи, возродившей для этого древний язык, всегда существовала конкуренция за право служить отечеству, которая при любых обстоятельствах есть основа роста боеспособности вооруженных сил.

То есть, прежде чем решать вопрос финансирования профессиональной армии, надо (как это ни парадоксально) разобраться с социологическим аспектом проблемы. А именно - с уровнем патриотизма наших защитников.

Ситуация с ним в Украине просто обескураживает. Даже в армии, формальном оплоте патриотизма, это качество долгое время не входило в десятку нравственных ценностей воинов. Так было в 1992 и 1996 годах (13-е и 11-е места соответственно). Положение несколько исправилось только недавно, когда по результатам опросов 1999 года выяснилось, что патриотизм выбрался-таки на пятое место. Однако при этом число военных, которые считают, что патриотизм накладывает отпечаток на их повседневную деятельность, не превышает 20% (14-17% солдатско-сержантского состава; 12% младших и 10% старших офицеров).

Понятно, что такое положение прежде всего объясняется трансформацией самого государства, медленным формированием национально-культурных ценностей, крушением жесткой идеологической системы. Собственно, любой другой результат был бы удивительным и вызывал оправданные сомнения в достоверности исследования.

Интересно другое. По мере повышения воинского ранга процент "патриотов" уменьшается. Это наблюдение можно подкрепить еще такой статистикой - чем выше уровень образования военнослужащих, тем более критически они настроены по отношению к патриотическим ценностям - только 7,5% выпускников военных академий согласны видеть патриотизм в первой десятке нравственных ценностей. Офицеры, имеющие за плечами длительный срок службы, являются еще большими скептиками - только 6% гордятся тем, что выполняют долг перед Родиной.

На фоне этой ниспадающей статистики заметен еще один факт - принадлежность к мощному государству во всех опросах оказалась в самом конце рейтинга жизненных ценностей воинов, независимо от их ранга и национальной принадлежности. Больше двух третей (68%) военных, опять же независимо от ранга, не верят в возможность быстрых (5-10 лет) перемен к лучшему в общественно-политической и экономической обстановке в стране.

Впрочем, и с финансами положение далеко не идеальное. Значительный перекос военного бюджета в сторону жизнеобеспечения армии не приводит к сколько-нибудь заметным результатам в смысле уровня существования личного состава. Напротив, эксперты утверждают, что реальные нужды личного состава армии финансируются в размере 40-60% от необходимой величины, а финансирование обновления вооружений в период с 1992 по 1999 годы не превышало 23% от необходимого уровня. За этот же период работы по созданию новых программ вооружения были профинансированы лишь в размере 1,3% от реальной потребности.

При этом социальная защищенность офицерского состава остается ниже всяческих разумных пределов - только 7% офицерских семей имеют собственные квартиры, а еще 7% офицеров вообще вынуждены жить отдельно от семей. В результате процент заполняемости должностей, предназначенных для младших офицеров, снизился с 90% в 1992 году до 60% в 2000. Напомним, что именно представителей данной возрастной группы можно отнести к носителям патриотизма, без которого армии не бывает.

Вот и получается, что уровень образования, осведомленности, понимания основных закономерностей развития обстановки в стране уничтожительно действует на патриотизм. Чем больше человек проникает в суть реальных отношений к защитникам отечества, которые проявляются прежде всего в экономической политике по отношению к армии, тем меньше у него остается патриотических иллюзий.

К великому сожалению, в такой обстановке невозможно быстрое движение к профессиональной армии, которая, несомненно, более экономична и эффективна, чем нынешняя.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Скорее всего, да, и лежит этот выход не только в плоскости немедленной экономической стабилизации и обеспечения всеобщего благоденствия.

Сложно оспорить экономический по сути тезис о том, что отсутствие желания кормить собственную армию приводит к неизбежной необходимости кормить армию чужую. Однако следует возразить, что сама пища бывает не только материальной, но и духовной. Воспитание патриотизма должно идти параллельно, а может быть, даже опережать экономическое возрождение страны. Кстати, в России это уже поняли - время самобичевания на государственном и бытовом уровне там уже подошло к концу, что, правда, может перерасти в национальное чванство.

В нашей стране никогда не было недостатка в панукраинской риторике на государственном уровне, что, однако, редко превращалось в реальные экономические деяния. Поэтому неверие и цинизм прочно поселились в бытовом сознании. Ломать эту тенденцию нужно, двигаясь в двух направлениях -обеспечивая открытость общества и открытость армии, с чем также существуют определенные проблемы: вспомним хотя бы трехлетнюю историю непечатания так называемой Белой Книги, информирующей общество о целях и результатах военных расходов.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.