search icoico arrow

Неугомонная Рудольфина Виндобонензис

Неугомонная Рудольфина Виндобонензис

До правления Габсбургов (то есть до XIII века) Вена отнюдь не считалась столичным городом: так себе поселок где-то на задворках Европы. Лишь герцог Рудольф IV всерьез взялся за свою столицу. Перед глазами у него имелся пример, достойный подражания: его собственный тесть, император Священной Римской империи и король Богемии Карл IV.

При Карле в Праге был построен собор Св. Вита - Рудольф выстроил в Вене собор Св.Стефана. Карл в 1348 году основал в своей столице знаменитый Карлов университет - Рудольф через 17 лет санкционировал создание в Вене Studium Generale - учебного заведения, организованного по типу Сорбонны, где должны были преподаваться традиционные дисциплины - право, медицина, теология и свободные искусства. 18 июня 1365 г. Римский Папа Урбан V дал согласие на основание Венского университета, но с одним "но": без факультета теологии. То ли понтифик счел, что Вена не обладает достаточными денежными средствами, чтобы обучать богословов, то ли, как предполагают некоторые историки, тут не обошлось без вмешательства Карла, не желавшего иметь под боком потенциального соперника Пражскому университету. Так или иначе, теологический факультет образовался в Вене лишь в 1384 году, после смерти Рудольфа, в правление его брата Альбрехта III, уделявшего немало внимания детищу своего предшественника, - университету, получившему имя Alma Mater Rudolphina Vindobonensis (в честь Рудольфа и от "Виндобон" - латинского названия Вены). Кстати, за основание Alma Mater Рудольф получил прозвище der Stifter - "Основатель", под которым и вошел в историю.

Respublica Litteraria

Обретя завершенность, университет начал быстро разрастаться. К XV столетию здесь образовалось самое многочисленное и, возможно, самое пестрое по национальному составу студенческое сообщество в Священной Римской империи. Многолюднее прочих был факультет свободных искусств - по сути, подготовительное отделение, где, пройдя тривиум и квадривиум, студент получал степень бакалавра и право либо учиться тут же на магистра, либо перейти на один из "высших" факультетов - медицины, юриспруденции или теологии. Магистрам свободных искусств вменялось в обязанность два года преподавать на своем факультете. Одновременно дозволялось продолжать штудии на "высшем" факультете, чтобы добиться звания бакалавра, лиценциата или доктора.
Далеко не все венские школяры добирались до академических высот: многие довольствовались званием бакалавра искусств, а затем отправлялись в другие университеты Европы. Не последней причиной было то, что в Средние века учеба в Вене была дорогим удовольствием, несмотря на всяческие послабления и льготы, предоставленные студентам.
А льгот было немало: все члены университетского сообщества освобождались от налогов и военной службы, от пошлины на ввоз в город продовольствия, а кроме того, находились под юрисдикцией университетской консистории, возглавляемой ректором. Подтверждением членства в Respublica Litteraria ("Республике ученых") служила запись в "Матрикуле" - книге, в которую заносились имена всех поступивших в университет. Такой правовой статус Рудольфина сохраняла до 1783 года.

De pugna studentum

Однако студенты были не всем довольны. Правили Рудольфиной ректор, консистория и университетская ассамблея, в которую допускались только преподаватели. Что до студентов, то они делились по национальному признаку на "академические нации": австрийскую (куда входили не только школяры с габсбургских территорий, но также итальянцы и хорваты), рейнскую (Германия и Западная Европа), венгерскую (мадьяры, а также студенты из славянских стран), и, наконец, саксонскую (север Германии, Скандинавия и Британские острова). В Средние века самой многочисленной была рейнская нация; к началу Нового времени пальму первенства перехватила австрийская. И вообще "сфера влияния" университета существенно сократилась и сдвинулась с запада на восток. При этом деление на академические нации было отменено только в 1849 году.

Каждая академическая нация выбирала президента, или прокуратора, который, наряду с деканами факультетов, входил в консисторию и имел право участвовать в выборе ректора. Основная же студенческая масса оставалась "безгласной", а оспаривать решения "взрослых" могла только через посредника - прокуратора или магистра.
В общежитиях насаждалась строгая дисциплина. К тому же университетский устав накладывал некоторые ограничения на права студентов, в частности, им запрещалось носить оружие. Особое недовольство это вызывало у юнцов благородного происхождения, которые видели в этом ущемление своего дворянского достоинства. Правда, дворян в Вене училось немного, да и до конца "разоружить" студентов было невозможно: как и все школяры, нравом они отличались воинственным и нередко вступали в стычки с другими "молодежными группировками" - подмастерьями или виноградарями. В конце концов, недовольство "произволом" университетских властей и конфронтации с горожанами вылились в так называемую Латинскую войну - настоящее студенческое восстание (pugna studentum), с кровопролитием и жертвами.

Studia Humanitatis

Но это произошло только в 1513-14 гг. А XV век принес Рудольфине благотворные перемены. Ренессансные идеи наконец докатились до Австрии. Университеты, в том числе Венский, отличались особой консервативностью и всячески сопротивлялись проникновению в учебный процесс studia humanitatis - "гуманитарных штудий", стремясь сохранить традиционную средневековую программу. Однако ветер перемен веет, где хочет, и уже к середине XV века ученые-гуманисты проникли на факультет свободных искусств, в иерархии факультетов стоявший на последнем месте и потому, наверное, не подвергавшийся такому плотному "завинчиванию гаек", как, скажем, теологический. Здесь начали читать лекции по классической латинской литературе, а выдающиеся австрийские ученые Георг Пурбах и Региомонтан сумели поднять преподавание входивших в квадривиум наук - математики и астрономии - на небывало высокий для того времени уровень. В результате в Рудольфине был основан новый факультет - "Коллегия поэтов и математиков", с двумя кафедрами - поэтики и риторики и "математических дисциплин" (т.е. естественных наук). Таким образом, самые "опасные" с точки зрения ренессансных новшеств предметы вывели из программы схоластически ориентированного факультета свободных искусств и, фактически, отдали на откуп гуманистам. Возглавил коллегию Конрад Цельтис - ученый и поэт-лауреат, получивший лавровый венок из рук императора Фридриха III, близкий друг Альбрехта Дюрера.

Увы, расцвет наук и искусств длился всего несколько десятилетий. Грянула Лютерова Реформация, черные дни наступили для всех университетов, пользовавшихся покровительством Папы. Не стала исключением и Рудольфина, престиж которой стал катастрофически падать. К тому же на Вену в 20-е годы XVI века высыпались и другие несчастья: турецкая осада, несколько эпидемий, пожар, уничтоживший полгорода, экономический упадок... Но император Фердинанд I решил не только реанимировать сделавшийся наполовину протестантским университет, но и превратить его в оплот католицизма. И в 1551 году призвал на помощь людей, знавших толк в образовании - орден иезуитов, и отдал им две кафедры на теологическом факультете. Пришельцев приняли в штыки, и распри между ними и "старой гвардией" длились 70 лет, пока иезуитский колледж не стал отдельным подразделением университета. Можно себе представить, что творилось с преподаванием - до того ли было докторам и магистрам! В результате "светские" факультеты пришли в полный упадок. Зато с богословием и верой было все в порядке: с 1579 года каждый студент-выпускник обязан был принести клятву в том, что верен постановлениям Тридентского собора.

Libertas!

Но к началу XVIII столетия, в правление императрицы Марии-Терезии, требования к университету изменились. Образование должно идти на пользу нации - такой была основная идея. А оплотом нации считались уже не священники, а врачи, юристы, чиновники. Для этого потребовалась университетская реформа, в результате которой вся жизнь университета была поставлена под контроль государства. Теологический факультет постепенно "задвинули" на задний план, иезуитов вытеснили с руководящих позиций, с 1778 года академические степени стали присваивать протестантам, а с 1782 и евреям. А центральной фигурой этого периода стал выдающийся врач и ученый Герард Ван-Свитен, реформировавший не только медицинский, но другие факультеты и положивший начало знаменитой венской школе медицины. Университет снова переживал звездные часы...

Но теперь чаша весов качнулась в другую сторону - к "голой" прагматике. Да, Рудольфина исправно поставляла образцовых слуг церкви и государства. Да, оттуда выходили дельные специалисты. Но простора для мысли, в том числе для научной, не было. А в соседней Германии тем временем молодежь бредила романтизмом, либерализмом и конституцией... Университетские власти всячески пытались оградить своих питомцев от яда вредных идей, и запреты и цензура, как всегда, сделали свое черное дело. История повторилась. На сей раз не ограничилось студенческим бунтом, как во время "Латинской войны": Европу захлестнула революция 1848 года, и в Австрии ее возглавили именно студенты - Рудольфина вышла на баррикады. Ничем хорошим это не кончилось: в октябре повстанцев арестовали, университет оккупировали императорские войска, а занятия возобновились лишь в марте 1849 г. Причем правительство поступило хитро: выделило для занятий здания в разных концах города - чтобы не допускать большого скопления студентов в одном месте.

И опять дух времени взял свое. Благодаря очередной образовательной реформе вуз все-таки был реорганизован на немецкий лад, по образцу Берлинского университета, созданного А. и В.Гумбольдтами. Философский факультет Вены стал одним из лучших в Европе.

Semper Reformanda

Конец очередной прекрасной эпохе положила Первая мировая война: студенты и преподаватели отправились на фронт, а в зданиях Рудольфины расквартировали солдат и устроили госпитали. А из послевоенной разрухи и экономического кризиса Австрия плавно въехала в национал-социализм. Как будто злой рок висел над университетом: едва здесь воцарялись свободная мысль и чистая наука, случался исторический катаклизм, снова ведущий за собой засилье идеологии (неважно, какой) и "завинчивание гаек". Достаточно сказать, что в течение 1938-1945 гг. 45% преподавателей было уволено по идеологическим или "расовым" причинам. А среди них, между прочим, были нобелевский лауреат Э.Шредингер, знаменитый математик К. Гедель и другие, не менее достойные ученые. А к концу войны от бомбежек пострадали все до единого университетские здания. Правда отстроили их в рекордный срок - за шесть лет.

И тут беды не кончились! Едва Рудольфина мирно и с немалой помпой отпраздновала в 1965 году свое 600-летие - как на тебе: май-68! Наверное, излишне говорить, что студенты с упоением кинулись на новые баррикады...

Вот уже 41 год университет живет спокойно. Если в нем и возникают проблемы, то вполне мирного свойства: недостаток учебных площадей, избыток студентов на душу преподавателя и прочие "мелочи", свойственные вузам такого масштаба. Рудольфину в шутку называют universitas semper reformanda - "вечно реформируемый университет". Что-то будет?

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.