search icoico arrow

ОНА

Она была не очень хорошей девочкой и во многом, что происходило, обвиняла саму жизнь, ей казалось, что она имеет на это полное право. Ведь все началось с несправедливости.
Она родилась с больными ногами. Ей приходилось по нескольку раз в год лежать в гипсах, а потом каждый раз заново учиться ходить. А когда гипса на ней не было, ей приходилось носить ортопедическую – некрасивую и неудобную – обувь, делать ужасно болезненные упражнения и на ночь одевать на ногу или «противную коричневую смесь» или почти деревянный сапожок.
И может, она могла бы простить это своей судьбе, если бы ее детство было вполне нормальным, но, увы! Бабушка, когда приезжала, постоянно повторяла, что девочка больна. В доме царили постоянные скандалы. Они начинались поздно ночью, когда ее отец возвращался пьяным. Ей было очень больно и страшно. Она боялась, что когда-нибудь он ударит маму, братика или ее саму, но этого не происходило. Один случай она особенно помнила. Однажды отец пришел домой абсолютно пьяный, как всегда началась ругань, а она и ее брат, которые уже спали, услышали шум, вскочили с кровати и побежали успокаивать родителей. Это было бесполезно, как всегда. Они кричали, он вышел из себя и снес кистью руки полку, на которой стояла банка с семечками. Она упала и разбилась вдребезги. Все было покрыто его кровью, осколками и темными капельками…Отныне и впредь шарфы на двух оставшихся полках казались ей чудовищами.

Это не кончалось долгое время, лет пять, иногда были затишья, потом ссоры стали совсем редкими. Но еще тогда, в пик, она порой удивлялась, как можно просыпаться от этих ужасных скандалов, а днем жить, как будто ничего не случилось. Но постепенно она привыкла, только привычка не вытеснила ни страха, ни боли, ею не с кем было поделиться, и она замкнулась в себе. Из веселого ребенка она превратилась в одинокого отшельника и забияку, иногда она подпускала кого-нибудь очень понравившегося, но с каждым разом это было все труднее, она перестала ходить на дни рождения тогда же, когда пошла в первый класс, капризничала по каждому поводу. Она еще любила общество.

Но вот, все кое-как стало налаживаться, и она впервые со своими родителями отправилась на море, там было чудесно, утром под подушкой она и ее маленький братик находили по шоколадному яичку – они верили, что их принес Оле-Лукое. Там было тепло и солнечно, городок был не большой, кухня была в основном морская, на базаре продавали фейхоа, вокруг росли странные деревья. Просто идиллия, родители прекратили ссориться.

Только по вечерам, так как темнело там рано, детям было запрещено выходить из отеля, но она убегала на пляж после темноты, когда родители думали, что она со всеми играет в фойе. Тогда в одну из своих вылазок, она впервые увидела, как избивают человека, женщину – для нее это было как удар молнии. Она не знала, кто они, но луна светила ярко и видно было, что ей очень больно. Женщина стояла на коленях в воде и прижимала руку к виску, а из губы капала кровь, а мужчина ударил ее ногой. Девочка делала огромные усилия, чтоб не закричать или не убежать, но больше самой сцены ее пугали горящие в свете луны глаза мужчины. Единственное, что она смогла сделать, это еще сильнее прижаться к песчаному бугру, за который присела, когда увидела людей.

А потом там началась война. Дальше она помнила в основном ощущения, звуки пулеметных очередей по ночам, которых дети еще не понимали, и обрывки событий. И пусть многого нельзя было понять, зато даже в шесть лет, странное ощущение напряжения в автобусе, когда их эвакуировали из санатория, она чувствовала. Позже людей вывозили уже на военных кораблях. Но и в автобусе ей было не по себе. Она запомнила еще одну тогда странную для нее сцену. Автобус сопровождали, и на каждой остановке в салон поднимались двое мужчин с автоматами и проверяли документы. На одной из станций вошла молодая семья с ребенком, по внешнему виду, они были местными. И уже у следующего поста их высаживали из автобуса. Видно было, что они хотят бежать от чего-то, вся дорога производила странное впечатление, но им не дали выехать из страны, и девочка не могла бы объяснить этого, но она чувствовала, что это несправедливо…

Ей было больно где-то внутри, и она заставила себя заснуть. А когда проснулась - был ужасный, шумный вокзал, не было билетов, вокруг была почти паника. Странно, она не помнила дороги туда, но помнила душное купе проводника на обратном пути. Жара и атмосфера страха были тогда повсюду. С тех пор девочка ненавидела море.

Ее семья вернулась в Москву, и началось все тоже, но уже не так. Родители снова ругались, но она молчала. Ее стали посещать мысли о том, что может, это она виновата в ссорах. Она искала занятие, любое. С тех пор как ей разрешили гулять одной, все изменилось. Крыши, деревья, гаражи, уличные кошки, лес, горы и велосипед – стали ее развлечениями и друзьями.

Однажды летом, когда ей было лет семь, она настолько разозлилась из-за какой-то глупости, что прыгнула с тарзанки в воду, не умея плавать. В том месте был крутой обрыв и глубина в два метра. Она знала это точно, так как там висел знак. Все оно было огорожено деревьями. Она даже не поняла, кто и как ее вытащил, просто она убежала, и все кончилось. Но делала она это не чтобы умереть, а просто из вредности.

Она так и не научилась плавать, зато разучилась отмечать праздники. Но время шло, и все это стало обыденным, а мира в ее душе и доме не стало вовсе.
Единственным, что украшало ее жизнь – был театр. Она ходила туда каждые выходные и представляла себя одной из героинь. В 9 лет в школьном спектакле она сыграла Марго, в спектакле, поставленном по произведению «Все лето в один день».

И вот она столкнулась с новой болью. В ночь с ее десятого дня рождения умер ее прадедушка – ей стало плохо, и еще хуже оттого, что от нее это пытались скрыть. Ее пытались оградить, но это не важно: «если не знаешь правду, это предательство!», ей так казалось, и она разучилась верить людям.

В общем, она считала, что судьба играет с ней в какую-то злую игру, хотя на самом деле ей везло. Однажды она упала с верхнего уступа скалистого откоса, где-то на два метра, может чуть меньше, но на ней не осталось и царапины. Она множество раз чуть не оказывалась под машинами, но что-то или кто-то ее все время спасал.

Новое отвлечение стало еще хуже. Она пыталась заглушить боль, придумывая себе иную реальность, но и это помогало не долго. Ей хотелось перемен. Она сменила школу в 6 классе. Перестала искать друзей. Развлекалась тем, что воровала книги из магазинов, читала и возвращала их. Ее не интересовали вещи, сам процесс был гораздо привлекательней. «Поймают или нет» – она сама не знала, чего хочет больше.

Но с ней так было всегда, как только она понимала, что что-то ей по-настоящему нужно, она отворачивалась от этого. Так в одиннадцать лет она завалила пробы на роль Золушки, хотя вряд ли ее бы выбрали, она была самой высокой и не самой лучшей, но попытаться бы могла. Когда ей было двенадцать, кто-то сказал, что у нее очень стройная фигура, она в отместку набрала вес, правда, набирала она его долго и упорно, организм очень сопротивлялся такому насилию.

Иногда она вдруг не выдерживала и начинала с кем-то говорить откровенно, и если этот человек ей верил, то она непременно придумывала способ заставить его, себя ненавидеть.
Однажды она рассказала историю девочке, которая могла стать ее подругой, потом сказала, что придумала ее, и чуть позже через другого человека, которому нельзя было доверять, дала почувствовать, что лгала. Эффект был моментальный, и она не раз пожалела об этом.

Свою лучшую подругу она просто замучила своим меланхолическим поведением и постоянными жалобами.
Единственное, что по-прежнему производило на нее впечатление – это смерть.

Она всегда гордилась тем, что у нее есть прабабушки и прадедушки, бабушки и дедушки, она искренне сочувствовала тем, кто не знает что это такое. Но когда еще двое из них ушли (прадедушка и через год прабабушка), ей было 14 лет, она совсем перестала общаться с людьми. Ей казалось, что все, кого она любит, уйдут.

Со стороны людям должно было показаться, что она ненормальная. Стоило парню пригласить ее танцевать, она тут же убегала, стоило кому-то сказать, что она ему нравиться, она говорила, что никому нравиться не может. Слабость она прятала за браваду, пустоту и боль – за алчностью, и, в конце концов, от нее самой не осталось ничего.

Любовь… В ее жизни не было любви в нормальном смысле этого слова. Первой и чистой. Был один человек, который был старше на 6 лет. Она познакомилась с ним, когда ей было 12. Тот день она запомнила: «Я разговаривала с ним, и мне вдруг показалось, что он испугался. Когда я спросила его, что случилось, он не ответил, и мне показалось, что он даже дрожал… А потом он испугался еще больше, тогда страх был написан в его глазах, но я его не поняла… Зато слышала, как его друг спросил в чем дело»…

«Не знаю», - ответил он другу, - просто я вдруг увидел в ее глазах нечто, они стали темными, как бы так...» «Хочешь сказать?..» «Нет, не в том смысле, прекрати! Не издавали они эротического призыва, просто стали как сама пустота. Ты ведь сам мне говорил, что иногда ее глаза прозрачно-туманные, как слюда, а сейчас они стали как темный камень, как черная дыра»… «Намекаешь на то, что 12-летняя школьница наркоманка?» «Да нет, у нее не зрачки увеличились, и радужная оболочка не меняла цвета, просто они вдруг стали поглощать все вокруг, словно начали выпивать из меня жизнь…»
А потом они встретились три года спустя, и целую жизнь. Она поправилась, но может не очень. Она игнорировала его, но он странно отвечал на это: ухаживал, пытался заинтересовать, разговорить - все время пытался приблизиться к ней. Где-то в глубине души она знала, что это не игра. Но ни это знание, ни цветы, ни театр, ни море, где они встретились снова, особенно море, ни аттракционы, ни солнце, ни лето ему не помогли даже приблизиться к ней. Он упорно добивался своего около полугода. Наконец он ушел, но напоследок сказал, что та зашита, которую она выстроила вокруг себя, не под силу никому, и что она сама коверкает свою жизнь, отворачивается от всего. Странно, в ее душе что-то дрогнуло, но не вырвалось, даже не проснулось. Только спустя месяц, когда она узнала, что он погиб, она сумела понять, что он ей был по-настоящему дорог. Возможно, он был единственным, кто действительно пытался понять ее.
Но это не исправило ее.

Почти весь следующий год она провела дома, болея. Снова сбежала – сменила школу. И повела себя достаточно враждебно. Вместо того чтобы подружиться с одноклассниками, она не пыталась представиться, влезала в разговоры, почти не занималась - одним словом, раздражала всех, как только могла.

Всякий раз, когда люди пытались ей помочь, она отталкивала их. Ей даже стало казаться, что все желают ей только зла. Она научилась лгать, говоря правду, смешивая события, изворачиваясь, научилась быть такой, какой ее хотели видеть другие.

Когда ей стало казаться, что она взрослая, она перестала ей быть. Из линии обороны, она перешла к разрушению своей жизни.

Так, например, говорят, в знании сила, она всегда пользовалась знанием, чтобы навредить самой себе. Если она готовилась к экзамену по-настоящему, или хотя бы думала о нем, она знала, чувствовала, какой билет ей достанется. Она не думала, что эта исключительная способность, но может чуть-чуть. Она могла сказать, что хочет определенный билет за две минуты до экзамена, или что достанет этот номер на следующем, и всегда его доставала. Но она никогда не сдавала экзамены на отлично, потому что никогда не учила именно этот билет. И чем интереснее был предмет, чем сильнее она старалась показать себя глупой. Похоже, у нее было огромное самомнение. Ей казалось, что учителя-женщины, стильные и красивые, смотрят на нее снисходительно.

Кстати у нее вошло в привычку одеваться, так как не надо, оправдываться без повода, хамить и переигрывать, она даже говорить разучилась и превратилась в пародию.

А потом, она стала просыпаться, ей исполнилось восемнадцать, а она только стала подростком, на какое-то время она даже забыла все. Кричать, ругаться с родителями, обвинять их в чем-то уже было поздно, но надо было с чего-то начинать. Это было неудачное начало. Мании не исчезли, проблемы прибавились.

Однажды она обратилась за помощью ко взрослому человеку с богатым жизненным опытом. Она и сама не знала, кого ждала увидеть и на что рассчитывала. Может, она просто хотела услышать, что ее случай безнадежен, и сдаться добровольно, может, она хотела влюбиться, но она явно не ожидала того, что произошло. Впервые в жизни она проиграла партию в игре, кто перед тобой. Она впервые в жизни не смогла угадать знак зодиака, возраст, она относилась к нему предвзято. Наверное, ее задело то, что ее назвали маминой дочкой, то, что она делает, кому-то не понравилось. А может, ее задело то, что она действительно такая, и она ничего не может изменить. Она пыталась отомстить ни за что, по крайней мере, у нее было это страшное чувство. Она впервые отказалась от себя и своего мнения осознанно. Она испугалась.

А потом она подумала, что, в своей погоне за истиной, она перестала ее замечать. В старшей школе она всегда заранее решала, кто и кому должен нравиться, и то, как другие должны относиться к ней. В дальнейшем, чтобы оградить себя, она заранее решала, что каждый на ее пути – враг. Она поняла, что каждый раз, начиная что-то новое, вспоминает на себя роль бога, и испытывает вину, там, где ее быть не может.

Конечно, в ее жизни было много плохого, но она вдруг осознала, что на многое нарывалась сама. Ведь было же и хорошее. Был Париж, были друзья, были интересные путешествия и знакомства. И она решила, рассказать обо всем, о том зле и ошибках, о которых не говорила, чтобы раз и навсегда пережить их.
Она поняла, что никогда не сможет контролировать людей и знать о них все.

Но в тот день она поняла, что пытается обыграть жизнь, а это не возможно. Жизнь нельзя победить - ее можно только прожить!
Больше всего на свете она боялась, что в старости будет сидеть в кресле-качалке и говорить всем вокруг: « Я была такой-то, могла то-то, но так и не попробовала» Вдруг она поняла, что делает это уже сейчас. И все же ей предстоял еще долгий путь к жизни…

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.