search icoico arrow

Сказка ложь, да в ней намек

Надо сказать, задуманная "коллекция" отрывков из литературных сказок, предложенная вниманию психологов и других посетителей нашей странички, имеет весьма косвенное отношение к сказкотерапии. Метод сказкотерапии построен на моделировании сказочного сюжета, прямо или зеркально соотнесенного с проблемой ребенка. Прелесть этого арттерапевтического приема как в его 100% индивидуальной направленности, так и в возможности для психолога (терапевта) использовать свой художественно-творческий потенциал. Опасность же его - как в возможности очевидно узнаваемой ребенком аллегории (тогда он не действует, а воспринимается как дидактический подвох), так и в возможности невосприимчивости ребенка к аллегории вообще.

Универсальность литературной сказки как явления искусства в "точечном психологизме", психологизме "подтекста штриха": при бесконечном разнообразии сюжетов и образов внутри каждой литературной сказки спрятано множество ключиков к тайнам человеческой души (характера, мотивации поведения, отношений и т.д.). Ребенка, как известно, в первую очередь увлекает действие, а "штрихи" часто оказываются вне поля зрения: они либо воспринимаются на эмоциональном уровне, либо "бликуют" в восприятии маленького читателя. Главное, чтобы взрослый не пропустил "штрих": ведь в нем то самое главное, что связывает мир детства и мир взрослости; вселенные и эпохи прошлого настоящего и будущего!

Каждый штрих - тоже своего рода приглашение к игре (не обязательно к игре разума или чувства, - к игре в элементарное психологическое любопытство, например). Вот в сказке Дж. Крюса "Тим Талер или проданный смех":

"…И тут Тим заметил, как похожи движения смеющегося человека на движения плачущего. Он закрыл лицо руками, нагнулся вперед и сделал вид, будто тоже смеется. Но Тим не смеялся. Он плакал."

Это и есть штрих, и приглашение к игре (если хотите, к тренингу, беседе):

А ты это замечал?
А почему они похожи? (и чем похожи, конечно, но это как раз вторично!)
А тебе не приходило в голову, что можно притвориться смеющимся, когда плачешь и плачущим, когда смеешься?
И если приходило - то зачем это может пригодиться?
и т.д.
Один из самых мощных штрихов из встречавшихся мне в литературных сказках (может быть потому, что он самый короткий - всего словечко, три буквы!) - в финале "Винни Пуха", в словах мальчика (человека, прощающегося с Детством), обращенных к медвежонку, но на самом деле - к нам, родителям и к "большим" вообще:

"Мне теперь не придется больше делать то, что я больше всего люблю. Может быть, иногда. Но не все время. Они не позволяют."

Если Вы помните сказку, ни до ни после этой фразы нет упоминания о ком-то конкретном, это глобальное "они" в контексте происходящего не нуждается в персонификации! С анализа этого манифеста можно начинать любую психокоррекционную работу с "трудными" родителями.

Все отрывки из нашей небольшой "сказочной коллекции" мы и подбирали с мыслью предложить читателям поискать эти "штрихи" и "покопаться" в их подтекстах, число которых бесконечно, как число кругов на воде.

Было очень приятно, что страничка посещалась, и читатели включились в предложенную "большую" игру с продолжением сказки "Рике с Хохолком".

Кстати, если внимательные читатели прочитали обе литературные версии данного сюжета, они уже поняли, что эта сказка с самого начала была литературно психологической игрой. У "Рике" весьма интересная история: первым автором была все-таки Катрин Бернар, а Шарль Перро, прочитав сказку, нашел ее сюжет весьма нетривиальным, но финал "неправильным". И …написал свой вариант. Так в литературном споре фаворитки "Короля-Солнце" и придворного вельможи отразилась вечная литературно-психологическая тема "женской и мужской логики"…

Присланные продолжения сказки показались интересны в первую очередь тем, что все они дышат живым интересом к судьбе младшей сестры. Практически все продолжения так или иначе направлены именно на устройство ее судьбы. Дивное исключение - продолжение сказки, присланное Ириной Вединой из Казани. К этому продолжению так и хочется сотворить еще много-много продолжений и отступлений - например, о судьбе Рике-лебедя!.

Заметим, прием незавершенной сюжетной линии для литературной сказки не только 17 века, но и всех времен - очень большая редкость и при этом - потрясающий психологический ход, "супер-штрих" подтекста для читателя! Срабатывает защитный механизм стереотипного восприятия сказочного действа: все должно закончиться хорошо для всех "хороших"; младшему должно повезти, некрасивая героиня должна стать если не красавицей, то счастливицей и т. д. А ведь в жизни так не бывает! В жизни у каждого своя сказка. И это уже совершенно другая игра - "Сказка про младшую сестру невесты Рике-с-Хохолком" и - если вам станет интересно играть с "штрихами подтекста", попробуйте ее написать! Возможно, вместе с кем-то из тех, кого судьба тоже сделала "младшей некрасивой, но умной сестрой". И, возможно, сказка станет жизнью - ведь, как мы и говорили в самом начале игры, хороший сказочник - всегда талантливый психолог, а хороший психолог - всегда талантливый сказочник!

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.