search icoico arrow

США - история: диверсификация, экспансия, эмансипация

США - история: диверсификация, экспансия, эмансипация

Каждый раз празднуя очередную годовщину памятного трансатлантического путешествия Христофора Колумба, американцы в основном себе прекрасно осознают, даже если и не всегда говорят вслух, что, собственно говоря, эта дата является для них самих очень условной, ведь предки туземных народов, индейцев и ануитив (самоназвание ескимосив) , прибыли из Азии в Америку тысячи лет назад. Первыми переселенцами из Европы можно было бы небезосновательно считать скандинавов-викингов из Исландии, пытавшихся устроиться на Ньюфаундленде. И наконец и сам великий генуэзец во время своих тяжелых скитаний добрался лишь некоторых островов Карибского моря, тщетно стараясь отыскать путь в Индию или Японии и не имея понятия до конца своей жизни, что совершил подвиг, открыв новую часть света. Подобным образом другой итальянец Америго Веспуччи не догадывался, что благодаря достаточно случайном стечении обстоятельств два огромных континента будут названы в честь его имени. Вспомним наконец и то, что смельчаки-конкистадоры, испанцы и португальцы, только изредка заглядывали на некоторые пространные территории будущих Соединенных Штатов в поисках золота, а вообще сосредоточили активность в Карибском бассейне и дальше на юг, разрушая индейские культуры и развивая свои вице -королевства. Лишь кое-где (Калифорния, Флорида, некоторые штаты Южного и Среднего Запада) возвышаются руины испанских крепостей и факторий, монастыри и католические миссии.

Базовые просторы Атлантического побережья будущих Соединенных Штатов века после открытия Америки оставались поросшими лесом и редко заселёнными областями, где зарождалось туземное земледелие, но в основном жили охотники и рыбаки. Только потом пришельцы из-за океана стали сооружать небольшие поселки, где стремились в борьбе с неприветливым средой получить то, чего им до хватало на оставленной родине, - прежде всего права быть самими собой, исповедовать религиозные верования и обустраивать жизнь в окружающем мире по собственным убеждениям. Тринадцать маленьких, в основном самоуправляющихся, британских колоний, вскоре протянулись узеньким цепочкой вдоль западного побережья Атлантики, отбыли сложный путь заселения и развития страны англичанами-пуританами, голландцами-кальвинистами, ирландцами-католиками, шотландцами-пресвитериане, скандинавами и немцами-лютеранами, французами- гугенотами, евреями-беглецами от антисемитизма, многими другими Провидение искателями приключений и везения. Неоднократно их эмиссары возвращались с только навербованными в Европе новичками и находили вместо оставленных ими городков только пожарища и пустоши после кровавых стычек с туземцами, неурожаев и голода или сокрушительных нашествий. Сказывался отголосок европейских войн с Испанией и Францией, когда каждая колониальная держава пыталась попутное выгнать своих конкурентов из Северной Америки, а орудием в реализации таких планов выбирала местные племена, сплачивая и вооружая их и натравливая друг на друга.

Тяга к свободе совести причудливо сочетался у отцов-пилигримов с нехваткой толерантности и веротерпимости к диссидентам-иноверцев, которые имели в случае расхождений во взглядах единую альтернативную возможность выделиться в другую колонию, потому по иронии судьбы, ярые сторонники свободы совести далеко не всегда готовы были распространять ее на других. Не обошла американцев на то время даже безумная волна охоты на ведьм и колдунов в Европе, до сих пор сохранились документы о фанатиков-экзорцистов, пристально и воинственно заботились о защите общества от понятых нечистой силой соседей. Даже самые образованные люди своего времени, первые американские революционеры, искренние борцы за права человека, были одновременно плантаторами-рабовладельцами, крепко убеждены, что рабство составляет единственно нормальное состояние для темнокожих американцев, якобы не способных к самостоятельному развитию. Трудолюбие и уважение к договорным устоев в жизни общества не предотвратили напряжении и столкновениям с туземными племенами, иногда приводило к вытеснению индейцев силой на неплодородные земли полупустынь или даже к случаям безжалостного физического истребления. Вследствие этого язва белого (а иногда затем также и черного в некоторых городских гетто) расизма растравляла тело нации на протяжении столетий. Искреннее уважение к легальности и демократического суда присяжных не исключала досадных исключений из самосудом толпы и линчеванием жертв под предлогом реализации таким образом народного волеизъявления, а значит много психологических ступеней американцам пришлось преодолеть вокруг себя и внутри себя самих, чтобы в конце достичь высокой степени сознания в открытом гражданском обществе.

Постоянно звучали события в Европе, которые привели в конце концов после нескольких конфликтов к вытеснению военно-политического присутствия французов из Канады во время Семилетней войны. (Правда, более поздние мечты некоторых энтузиастов в Соединенных Штатах распространить свое доминирование от Арктики до Мексики встретили сопротивление, а культурное влияние французов питающий сепаратизм в Квебеке) Без страха перед конкурентами-европейцами усилился эксплуатация тринадцати американских колоний со стороны метрополии, и, словно испытывая их терпение, напыщенные лорды из Лондона попытались здесь своевольно вводить дополнительное налогообложение, а вместе решили запретить дальнейшие переселения с побережья за Аппалачей, чтобы сохранить поселенцев под фискальным надзором британских таможенников и сборщиков налогов в рамках уголовного досягаемости закаленных королевских гарнизонов. Колонисты возмутились и восстали против лондонского правительства не за бедности (ведь они жили в основном богаче от рядовых англичан), а по принципиальным соображениям справедливости. Они начали освободительную войну против Короны, отнюдь не с целью достижения независимости любой ценой, а справедливо требуя от правительства распространение на колонии неделимости прав и обязанностей, когда тот, кто платит государству налоги, должен иметь представительство в парламенте, свой голос в законодательстве и руководстве. Если же закон не удовлетворяет общему благу, а власть нарушает права подданных, то надо такой закон просмотреть, а такое правительство отстранить от власти с применением вооруженной силы, если это становится неизбежным.

Американцы опирались на опыт европейской строительства государства и политической мысли в век Просвещения, что ограниченность, развитие государства впервые осуществлялась на прочной основе выборности и подотчетности общегосударственной и местной власти согражданам, неприкосновенности закрепленных формальными соглашениями и привилегиями вольностей, прочной юридической основы зафиксированных документами общественных отношений, ответственности каждого лица за свои поступки, частной собственности на землю, движимое и недвижимое имущество, но прежде гражданских прав свободного человека. Недаром же эта Конституция с несколькими принятыми впоследствии весьма существенными поправками (например, о свободе слова или отмены рабства) остается в силе в основном своем содержании уже более двухсот лет в отличие от амбициозных и претенциозных Основных Законов и уставов в большинстве стран Старого Света (не говоря уже о пресловутом лживые советские Конституции).

Эта кодифицирована правовым актом интерпретация вполне соответствовала уже тогда, в XVIII веке, уровню сознания политической элиты украинского и других наций Центральной Европы, для которой элекционных король или светлейший гетман, подобно президенту в Америке, восставал отнюдь не богоподобным харизматичным государем-самодержцем с покорными и льстивыми холопами вокруг, а лишь первым между равных и свободных сограждан. Хорошо понимало это казачество с его военными и старшинскими советами, мещанство с магдебургским самоуправлением. (Не случайное совпадение заключался в том, что сознательная собственного достоинства и государственно призвание политическая нация Украине, то есть ее шляхта и казачество, даже численно определенное время имела высокий удельный вес в населении, а посполитое крестьянство тяготело к допустимого еще в то время перехода к привилегированных сословий , потому победы Хмельницкого фактически положили конец крепостничеству.) Когда позже началось закрепощение казачества и крестьянства царизмом, Украина была фактически отрезано от сведений выказывались наружу, и к ней слышался только отголосок бурных заокеанских событий. Но Тарас Шевченко предсказал, что "когда дождемся Вашингтона с вдохновлялись из Англии идеологами парламентаризма, а из Франции философами-энциклопедистами. Но именно эти американцы впервые в практической плоскости государственной политики откровенно бросили вызов будто освященном тысячелетиями сюзеренитетом монарха и противопоставили ему принципиально новую засаду суверенитета нации с правом ее на борьбу, на восстание против господствующей деспотии (Кстати, отсюда происходит узаконено еще право частных лиц в Соединенных Штатах владеть оружием и иметь ее, что сейчас вызывает все жарче дебаты в контексте борьбы с уголовной преступностью.) Они также впервые применили во время революции иррегулярные тактику мобильных стрелков-добровольцев против шикованих ряды регулярной армии наемников и иррегулярные дипломатию Бенджамина Франклина и его коллег в Европе, полуофициальных эмиссаров Континентального конгресса тринадцати восставших колоний, с их гибким использованием противоречий между старыми колонизаторами (прежде антагонизма Франции и Испании с Англией ) с целью одержать победу в антиколониальной борьбы (это выгодно отличало их от украинских самостийников-идеалистов, которые во все времена из лучших побуждений каждый раз отчаянно бросались в омут героической борьбы на нескольких фронтах одновременно против различных поработителей и конечно терпели поражения от преобладающих сил врага. )

Томас Джефферсон уже в написанной им Декларации Независимости Соединенных Штатов Америки впервые сформулировал на уровне базового документа, составной части будущей Конституции, постулат о равенстве всех людей, которые от рождения имеют определенные неотъемлемые права: на жизнь, свободу и собственность, хотя, впрочем, вскоре последнее слово было заменено в окончательной редакции текста на более возвышенное (и обычно менее конкретное) стремление к счастью. К тому времени, конечно, такие принципы отнюдь не могли бы применяться в отношении рабов, а только относительно свободных граждан, которые составляли, впрочем, на то время подавляющее большинство людей в Соединенных Штатах. Однако, несмотря на определенную новым и праведным законом ". Киев, правда, еще не имеет памятников, построенных выдающимся американцам (впрочем как и многим выдающимся украинским), а в столице Соединенных Штатов неподалеку от отеля Мариот высится статуя молодого поэта с исчерпывающим надписью "Александр Пушкин, певец Украина" (Кстати, примером культуры и взаимоуважения есть памятник благородному врагу британцев Дж. Вашингтону в Лондоне на Трафальгарской площади.) Президент Билл Клинтон процитировал упомянутые слова Шевченко недавно во время своего визита в Киев и добавил , что такое время нового праведного закона поступил для Украины сейчас.

На протяжении столетий американский спасательный или эгоистичен, в зависимости от точки зрения, изоляционизм или, наоборот, интервенционизм приобретали разнообразной окраски в международных отношениях (и иногда зажили неприглядную название дипломатии большой дубинки), но в этих обоих, якобы взаимоисключающих и противоположных, управлениях содержалось стремление защищать национальные интересы в рамках тогдашней морали, интерпретируя соответствующим образом тогдашние признанные нормы цивилизованных отношений между суверенными государствами. Реальные обстоятельства и действие субъективных факторов иногда становились причиной сомнительных или печальным последствиям, но оценивать их следует с учетом конкретной эпохи. Также присуща американцам тенденция обнародовать свои внутриполитические скандалы (например, уотергейтский дело) или очень критически анализировать собственные просчеты. Это, конечно, может временно скомпрометировать образ Соединенных Штатов за рубежом, но в перспективе воспитывает у сограждан ощущение того, что правонарушение является наказуемым, независимо от должности того, кто такое совершил, а следовательно и никакой иммунитет не должен скрывать злоупотребление властью и освобождать от ответственности .

Пересекая океан, преодолевая многочисленные препятствия и опасности окружающей среды, американцы творили новую родину и собственный характер с присущей ей ментальностью динамического подвижного границы, когда в случае хоть малейшей угрозы для желанной свободы отправлялись со своими семьями, скотом и фургонами еще дальше на Запад, навстречу неизвестной судьбы, пренебрегая страхами и предостережениями. От моря и до сияющего моря, по словам популярной песни, эта эпопея продолжалась до половины XIX столетия, а кое-где гораздо дольше, простеляючы пути конфликтов и ссор или соединения и взаимодействия между англосаксонской, испаноязычной, туземной и другими культурами. Так возникали своеобразные двуязычные агломерации вдоль Рио-Гранде (например, города Эль-Пасо и Сьюдад-Хуарес с их суржике Spanglish) между Техасом или Аризоной и прилегающими штатами Мексики. (Украина с ее внутренней колонизацией тоже от древности играла роль перекрестка цивилизаций, разделенная культурными влияниями между Элладой и Скифией, Балто-скандия и Средиземноморьем, Речью Посполитой и Османской империей, Австро-Венгрией и Россией, славянами и турками, христианством и исламом, католичеством и православием, либеральной демократией и грубым варварским авторитаризмом.)

Территориальная экспансия Соединенных Штатов имела несколько главных этапов, а сами формы приобретения и использования новых земель постепенно совершенствовались с приобретением опыта. Так, формальном актовые покупке обоих Флорида в Испании в начале XIX века предшествовали столкновения с индейцами и укрываемых ими рабами-беглецами из южных штатов. Зато естественное желание американцев купить во Франции город Нью-Орлеан, этот стратегический ключ к жизненно важного выхода из устья Миссисипи до Мексиканского залива, вдруг в наполеоновскому Париже встретило соблазнительную контрпредложение, а именно: за немного увеличенную сумму уступить в пользу Соединенных Штатов достаточно эфемерным правом французов на целую Луизиану, некогда (в отличие от нынешнего одноименного штата) охватывала почти треть всей страны. Быстрая инфильтрация через напивумовний границу предприимчивых и энергичных североамериканских колонистов вызвала самостоятельное выступление и сецессию новой Республики Техас от Мексики, а впоследствии инкорпорацию в Соединенные Штаты. Не слишком отличалась от этого по форме история аннексии Гавайского королевства. Войском добыто пустынный Юго-Запад, а некоторые земли на севере получено за полюбовным соглашением с тогдашними британскими хозяевами Канады. За бесценок куплено владения России в Америке. (Впрочем, независимо от более или менее легальных обстоятельств приобретения, сейчас уровень жизни и материальной культуры аборигенов на этих землях не вызывает никаких ропота и в любом случае намного превышает родственных им ближайших соседей, которые с тех пор остались вне североамериканского влияния. Достаточно сравнить мере поразительный контраст между Аляской и российской Чукоткой.)

Антиамериканская пропаганда раздувала тезис о загарбництво, зато пылкие ультрапатриоты в самих Соединенных Штатах отмечали цивилизаторской миссии на Диком Западе, требовали триумфального распространения панамериканизму к Южного полушария. Деидеологизация науки и политики в наше время наконец позволила трезво подвести итоги событий, где причудливо сочетались обман и героизм, своевольное подавления и плодотворные творческие взаимообмен, предрассудки и заинтересованность. Сейчас эволюция отношений между Соединенными Штатами и Мексикой или Канадой давно происходит доброжелательно, на основании взаимоприемлемых компромиссов, а любые новые вооруженные конфликты между всеми этими членами Североамериканской Ассоциации Свободной Торговли так же является абсолютно невозможными, как между Францией и Германией где в Эльзасе или между другими странами Европейского союза на территории, ранее известными камнями преткновения в их отношениях. (Подобно тому, как это сделано сейчас в отношениях Украины и Польши, или должно быть в отношениях с Россией, люди учатся хорошо знать прошлое и делать адекватные выводы из его лучших достижений, чтобы в коем случае не допускать, чтобы ошибочные предрассудки и стереотипы снова портили будущее.)

На новоприобретенных территориях Соединенных Штатов, ранее номинальное якобы принадлежали Франции и Испании или были аннексированы американцами в Мексику, а фактически долгое время оставались пастбищами и охотничьими территориями индейских племен, предприимчивые земледельцы-фермеры и скотоводы-ковбои, филантропы и гангстеры, беглецы от закона и его лихие (хотя в целом самозваные) охранники, путешественники-исследователи и золотоискатели-авантюристы, градостроители и железнодорожники, работники-строители с Дальнего Востока и збезземелени крестьяне Центральной Европы вместе творили плавательный котел молодой нации.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.