search icoico arrow

США для студентов: ментальность, стереотипы и предрассудки

США для студентов: ментальность, стереотипы и предрассудки

Популярные в другой стране еврейские анекдоты культурный человек в Америке, считает проявлением примитивного и архаического антисемитизма. Как и немцы, подсознательно чувствуют свою вину за нацизм (хотя весь народ отнюдь не должно отвечать за совершенное преступников), американцы стремятся залечить несправедливости, причиненные когда то расистами. Отсюда подчеркнуто внимательное отношение к афроамериканцам или людям смешанного происхождения. (Вполне нормальное и нейтральное в какой то другой стране слово негр в США воспринимается негативно, с ругательным или пренебрежительным привкусом несправедливости.

Подобным образом подчеркнуто бережное отношение наблюдается на каждом шагу также и относительно туземных американцев, как сейчас называют в Соединенных Штатах индейцев и ануитив (самоназвание эскимосов). В древности отношения колонистов с туземцами не всегда были такими идиллическими, со щедрым обменом опытом и плодами труда, как это иногда показано в хрестоматийной литературе или изобразительном искусстве. Алкоголь, откровенное надувательство и издевательство, принудительные депортации или принудительное уничтожение, а с другой стороны, яростное сопротивление и воинственное нежелание разбираться, грабительские набеги, пытки пленников накопили немало горечи во взаимоотношениях. Индейцы были вытеснены насильно из исконных территорий и лишенф возможности вести традиционный образ жизни (например, охота на бизонов ради еды и шкур для одежды и жилья исчезли, ибо миллионы этих реликтовых животных истреблено, чтобы не мешали прогрессу в строительстве железных дорог). Люди нашли убежище в резервациях, но и там не избежали злоупотреблений и лишений (хотя эти поселения должны создаваться якобы именно для их защиты от алкоголизма и других пороков современной цивилизации, и отнюдь не в виде каких концентрационных лагерей, как утверждала антиамериканская пропаганда). С тех пор ситуация изменилась радикально к лучшему, а политика правительства и общественная мораль уже поднялись до эффективных программ содействия самобытности, и некоторые более многочисленные туземные народы (например, навага или апачи) даже официально называются теперь нациями с разветвленной сетью своего местного самоуправления, даже с определенными элементами экстерриториальности и иммунитета в пределах нынешних владений, но одновременно с правами американских граждан повсюду в Соединенных Штатах и за рубежом. (Хватит говорить, что каких-либо ограничений в праве передвижения или принуждения к пребыванию в резервациях давно уже не существует для всех американцев, независимо от происхождения.)

Следует бережно относиться к достоинству людей и каждый раз спрашивать разрешения сфотографировать их в красочном праздничном наряде из птичьих перьев, потому что не всем и не всегда это внимание нравится. Зато вызывает восторг и уважение бережно сохраненные не для развлечения туристов, а ради внутренней потребности фольклор туземцев. Даже в восточных штатах, где индейцев осталось очень мало, присутствие коренного населения ощущается во многих топонимах и гидронимов (названиях местностей и водоемов), в стилизации поведения американцев при определенных, особенно экстремальных обстоятельствах (достаточно вспомнить, например, Бостонское чаепитие накануне войны за независимость Соединенных Штатов ), даже при виде экзотических тотемов на фоне небоскребов в Нью-Йорке или проявлений своеобразной моды на индейские аксессуары или традиции. Отвергая примитивное, а следовательно агрессивно невежественные асимиляторство, культурные нации поощряют плюралистическое воспитания и отношения к людям вокруг, к формированию характера, уважающего личную и корпоративную индивидуальность.

Формируя нацию с пестрого конгломерата иммигрантов, которые из разных побуждений оставили Старый Свет в поисках лучшей доли, американцы также не избежали опасного стремления стимулировать скорейшую их ассимиляцию и унификацию, чтобы легче приспособить к новым обстоятельствам окружающего бытия. Как и следовало ожидать, результат оказался противоположным желаемому, ведь напряжение отношений между этническими, языковыми, религиозными общинами нашло проявление во вражде соответствующих мафиозных кланов с кровавыми счетам между ними. Учитывая досадные ошибки предшественников, американцы воспитывают в себе уважительное отношение к другим людям, чем то не похожих на общую массу. Вместо некогда практикуемого запрета говорить по-испански ы школьном дворе, они принялись тщательно изучать феномен смешанных цивилизаций. (Напомним пример миллионные и двуязычной агломерации из городов Эль-Пасо в западном Техасе и мексиканского Сьюдад-Хуарес вдоль Рио-Гранде). Потомки некогда эксплуатируемых китайских рабочих-кули, чувствуют себя хорошо не только в Чайнатауне, а превентивно интернированы во время Второй Ситовои войны в лагеря за колючей проволокой американцы японского происхождения лелеют свой язык не только на побережье Тихого океана. При этом уже можно встретить противоположный ассимиляции феномен, когда некоторые из недавних наших соотечественников годами неплохо (по крайней мере с материальной точки зрения) существует в добровольно выбранном или созданном гетто привычного языкового окружения, потому что не желают или не могут за неимением способностей овладеть английским ( больше всего это бросается в глаза по этническим участках крупных городов, в первую очередь, наверное, Нью-Йорка).

Стереотипное представление, что карьеру в Соединенных Штатах может сделать только тот, кто отвечает четырем требованиям (белокожий, человек, англосакс, протестант), достаточно давно и навсегда отошло в небытие, и расположен на границе Севера и Юга столичный город Вашингтон с его федеральным округом Колумбия поражает пестротой состава своего населения, где англосаксы отнюдь не преобладают. Проявления дискриминации по расовому, религиозному, этническому, половому или иному признаку не только осуждаются общественностью, но по закону подлежат наказанию, хотя это конечно еще не означает, что положение является идеальным (кое-где встречаются случаи не только белого расизма), и имеет здоровую тенденцию. Между прочим, если компании в защиту прав сексуальных меньшинств могут показаться непривычной пришельцу преувеличенно громкоговорящими (а порой с непривычки и шокировать), то кропотливая повседневная работа ради реальной, а не декларируемой равноправия женщин с мужчинами во всех областях общественной жизни безусловно заслуживает уважения, феминизм в Соединенных

Штатах является заметным явлением, и считаться с ним надо. Формально женщины получили права везде, даже в военной службе и других традиционно якобы мужских профессиях. Но они достаточно ревностно воспринимают проявления мужского шовинизма и с подозрением относятся к, по их мнению, легкомысленного поведения, а невинный комплимент дамской красоте или наряду (или даже европейская привычка уступить место или подать руку при выходе из общественного транспорта) может рассматриваться как вульгарное ухаживания с далекоидущими намерениями и последствиями. Это кажется европейцу немного смешным, но стоит уважать устоявшиеся привычки, чтобы не нарваться на отпор там, где собственно говоря, до этого как будто нет никаких оснований. (Между прочим, несмотря на всю разницу культур, украинский тоже есть отчасти феминизированных обществом, сколы казачка должна заботиться не только о семье и детях, но и о защите дома от обидчиков, пока человек находился на Сечи. Вспомним шутка по поводу того, кто глава семьи , а кто шею, которой крутит.)

С американского кинематографа и всегда лакомых до сенсаций СМИ (пресса, радио, телевидение) у рядового иностранца иногда может сложиться вполне ложное впечатление, будто Соединенные Штаты являются страной сплошной разбой, грабежей, убийств, изнасилований. В действительности, несмотря на большое вооруженность граждан сравнению со Старым Светом, криминальность составляет действительно серьезную опасность на бытовом уровне лишь в отдельных местах и с определенным психологическим причинам. А ошибочный или не совсем адекватный образ страны встает за счет большей осведомленности с целью, в лучшем случае, мобилизовать усилия общественности на активную борьбу против проявлений насилия (в семье, школе и т.д.), а в худшем, подзаработать на сенсациях и скандалах. Подростковая хулиганство, наркомания, воровство и грабежи действительно имеют место, но имея здравый смысл и принимая во внимание дружеские предупреждения относительно поздних прогулок и сомнительных городских районов, можно чувствовать себя не менее (а иногда даже и более) спокойно, чем у себя на родине. По крайней мере бросается в глаза, что эти явления в Америке не скрываются, а наоборот, немедленно привлекают внимание и становятся предметом дебатов.

Одно из самых распространенных вопросов, что можно услышать при различных обстоятельствах во время пребывания раза в Соединенных Штатах: Can I help you? Откровенные и приветливые, американцы охотно помогут случайному человеку в беде, но не привыкли перекладывать на кого собственные проблемы или надоедать чужим собственными проблемами и потерпаннямы. Они не любят ныть и жаловаться, а в своем фольклоре (в отличие от старой Европы, а тем более России с ее культом симпатичного бездельника Иванушки-дурачка) не имеют положительных героев-бедняков, ибо по мнению американцев, нищета свидетельствуют о какой болезни или ледачисть , а признать это за собой никто не желает. Поэтому на вопрос, как дела, европейцы в страхе перед завистью осмотрительно говорят в ответ чуть хуже, а американцы значительно лучше, чем есть в действительности. Этот полусознательный оптимизм имеет логическое основание: ведь если этот человек барахтается и не теряет оптимистических надежд на лучшее, то с ней следует иметь дело, потому что это ни в коем случае не неудачник. Независимость проявляется и в том, например, что приглашение в ресторан не означает автоматически собирается платить за гостя (разумеется, если таковое не оговорено заранее и отдельно). Очень гордясь семьей и детьми, радостно щеголяя семейными фотографиями, люди одновременно бережно охраняют право на приватность в своей собственной квартире и досуге вне труда, так неучтиво вмешиваться в чужую жизнь. К тому же и время дорого, а потому о каких-либо посещение дома или в учреждении надо заблаговременно договариваться по телефону, а не врываться по своему усмотрению без предупреждений.

К незнакомцу формальным обращением при разговоре является сударь или сударыня (т.е. августа или мэм, сокращенно от мадам), но чаще просто говорят простите (excuse me), а дальше то, что намеревались сказать. (Некоторые из американцев обращается конечно мужское или женщина, подобно распространенной в среде русскоязычного населения нашей страны формы мужчина или женщина, но это считается довольно пошлым и в Америке.) Звательная форма господин (госпожа), то есть мистер или миссис (к девушкам мес) должна использоваться с добавлением фамилии или должности. Академическое или звание употребляют вместе с фамилией, когда называют человека при разговоре впервые, а уже в зависимости от обстоятельств, и совсем нет обязательной необходимости добавлять к титулу каждый раз фамилию при прямом обращении (доктор, полковник, профессор, сенатор. Священникам и пасторам при обращении говорится отче (father), а при употреблении названия сана в третьем лице добавляют имя (не фамилию). В официальной ситуации к носителям министерских, посольских и других высших должностей на Западе обращаются превосходительство, и проще прислушиваться или спросить, чем самостоятельно осваивать эту регламентацию. Достаточно рафинированное и изысканное титулование аристократов в такой демократической стране, как Соединенные Штаты, нашим читателям повседневно, пожалуй, не понадобится, поэтому не будем на этом останавливаться. Американцы ввели человечную привычку быстро переходить с коллегами и партнерами к общению просто по имени без титула и фамилии, и это очень способствует доброжелательной атмосфере общения, примерно отвечая нашем обращению на ты. Наверное, не нужно напоминать, что отчество употребляют в своей речи только вежливые русские (а невежливые предпочитают по матери). Инициатива с предложением перейти в обращении просто по имени должен происходить у американцев от собеседника старшего по возрасту или положению, и здесь надо руководствоваться интуицией (воин генералу, а студент профессору не тика).

В быту каждый одевается, как ему или ей захочется, но во время пребывания на работе приличным считается скромное опрятное платье без каких экстравагантных излишеств. Вообще, за исключением горстки крупнейших богачей, и даже там только за торжественных или праздничных обстоятельств, причем в основном в своем кругу или социальной среде, считается крайне бестактным (а иногда даже опасно) выявлять наружу своим поведением или видом разницу, а тем более преимущество чьего имущественного или общественного положения. Хрестоматийная паразитическая буржуазия и обнищавший, а следовательно революционный пролетариат Америки долго украшали в Советском Союзе страницы пропагандистской литературы, но в действительности эти два слоя в чистом виде почти не существовали, а сейчас и подавно растворились во всевозможных разновидностях высшего или низшего среднего класса. Разница между людьми в синих и белых воротничках или дифференциация внутри каждой категории в коем случае обычно не исчезает, но американец искренне лелеет необычную для Восточной Европы и очень плодотворное убежденность, что в этом мире все есть для обычного человека возможным, доступным и осуществимым, стоит только приложить усилия и иметь немного везения. Конечно, свой льнет к своему, и невидимые, но очень крепкие стены разгораживают различные слои общества, этнические сообщества, возрастные группы, профессиональные или образовательные категории т.д. И тем не менее в общении людей между собой в этой стране сделано все, чтобы кастовые преграды заменились на самозащитные забор, и это играет общем хорошее роль, поскольку сохраняет индивидуальность и предотвращает изолированности.

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.