search icoico arrow

Ужасы биофака, или наука требует жертв?

Ужасы биофака, или наука требует жертв?

Студенты биологического факультета ЛНУ им.И.Франко часто наотрез отказываются вскрывать живых существ. Представители Общества защиты животных на их стороне. У выдающегося физиолога Павлова, кстати, лауреата Нобелевской премии, в народе закрепилось прозвище Живодер.

Люди, конечно, признают его заслуги перед наукой, но никак не могут смириться с тем, что именно Павлов является виновником мучений и смерти бесчисленного количества собак. Мне кажется, что противостояние гуманизм-наука зародилась именно в Павловскую эпоху. Теперь, когда различные "зеленые" и общества защиты животных подняли головы, оно, пожалуй, достигло апогея. Однако начнем не с гуманистов и ученых, а со студентов биологического факультета Львовского национального университета им.И.Франко.

Когда сердце еще бьется во вскрытой грудной клетке ...

Правда, я разговаривал с выпускниками, которые окончили биофак 3-4 года назад. Со студентами говорить было бесполезно: все они боялись репрессий после своих откровений. Выпускникам было нечего терять ...

- Чего мы только не вскрывали! - Вспоминает Владислав Виноградов, орнитолог по специальности. - О мертвых птиц я уже не говорю, а сколько было живых лягушек! Причем во многих из них отбирали жизни, только чтобы посмотреть, как работают нервные окончания на одной лапке. Ощущение просто потрясающее, глядя в помойке лягушку без головы с раскрытой грудной клеткой, в которой еще бьется маленькое сердце ... Больше всего нас возмущало то, что наши эксперименты на живых существах науке были не нужны, и об их результатах мы знали заранее. И неизвестно, кому были нужны эти убийства. Орнитологам еще проще, а зоологи должны вскрывать живых крыс, отрезать им головы ...

- Я с чистой совестью говорю, что за всю свою учебу не убил ни одного животного, даже лягушки, - рассказывает другая выпускница биофака Ольга Ковпак. (Теперь она работает над кандидатской диссертацией по ботанике. Наша группа вместе с параллельной подошла к лаборантке, и мы сказали, что никаких животных жизни не лишали. Но она же заставила нас рассечь хотя бы одну лягушку на две группы. Это делали ребята, я даже не могла смотреть на эту экзекуцию ...

Если рассекать, то тольуо виртуальных животных

Масла в огонь подливают представители Западноукраинского общества защиты животных, появившегося во Львове ещё в 1995 г.

- К нам часто звонят студенты-биологи и жалуются на ненужную жестокость в отношении животных на биологическом факультете ЛНУ, - рассказывает заместитель председателя общества Наталья Казакова. - Особое возмущение вызвали опыты по Павлову: собаке вживляли в горло трубочку, чтобы показать, как выделяется желудочный сок. В Европе вместо того чтобы резать собаку, показывают студентам фильм. Есть также специальные компьютерные программы, по которым можно изучать физиологию животных. То есть во многих вузах рассекают виртуальных собак и лягушек. Наконец, некоторые эксперименты, например, изучение состава крови и проводимости нерва, можно ставить и на себе.

Наталья Казакова рассказывала, что когда они предложили все эти методы, руководство биологического факультета их не поняло.

- Опыты на животных не нужны науке, по крайней мере в учебном процессе на биофаке, - продолжает Наталья. - Физиология лягушки и человека - это разные вещи, и далеко не всегда результаты экспериментов на животных подходят для людей. Я уже не говорю о научных диссертациях, многие из которых пишут не ради науки, а ради очередного научного звания. Мне рассказывали, что в медуниверситете один офтальмолог ради никому не нужных цифр в диссертации ослепил двести кроликов и исследовал их глаза ...

О защитниках лягушек, коров и подопытного Черныша

Однако на биологическом факультете были чрезвычайно возмущены такой постановкой вопроса.

- Невозможен биолог без практики, - считает заведующий кафедрой физиологии человека и животных профессор Мирон Клевец. - Как он сможет сделать потом научное открытие, если боится посмотреть, как работает живой организм! На компьютере этого открытия не сделаешь, и теория никогда не заменит практики. Одна наша сотрудница, например, на стажировке в Ливерпуле. Так вот, она пишет, что в Англии чрезвычайно внимательно относятся к животным, однако и там опыты биологов не обходятся без лягушек, крыс и мышей. Однако вы не думайте, что мы такие уж живодеры. Я, например, большинство опытов ставлю на мотылях - тоненьких красных червячках, которые на клеточном уровне является уникальным материалом. В учебном процессе применяются преимущественно лягушеки, а крысы - только в научной работе.

- Однажды я увидел такую ??картину, - дополнил профессора, декан биологического факультета профессор Степан Гудзь. - На поляне девочка собирала цветы, а защитник растений ругал ее за это. Рядом паслись две коровы ... Поняли, в чем дело? Скажите, почему эти защитники лягушек не защищают кур, которых тысячами режут на птицефермах или коров, которые плачут когда их ведут на бойню?

Относительно собак профессора сразу же успокоили меня. Мол, прошли павловские времена, когда в биофаке было несколько клеток для подопытных собак - теперь их осталось только две. Да и живет у них Сейчас один песик, Черныш, на котором ставят сравнению гуманный опыт. Звенит колокольчик и ему раздражают лапку током (не сильным - лишь 1,5-5 V). Впоследствии собака сама забирает лапку, когда слышит звонок.

Мне предложили посмотреть на этого «служителя науки» и я спустился в подвал. Он вызвал у меня двойственное чувство. С одной стороны, я обрадовался, что опыты на живых животных проводят довольно редко, живут животные в чистоте и тепле. Правда, с кормом бывают перебои, но заведующий вивария Николай Александров делает все возможное и невозможное, чтобы животные не голодали. Кое-что он покупает за свои деньги, несколько приносят коллеги ...

Но, с другой стороны, я не мог спокойно смотреть на этих животных, думая о том, что все они погибнут под ножом студента или ученого. Особенно жаль мне было двух больших и чрезвычайно симпатичных морских свинок.

- А что, их тоже резать? - Спросил я у господина Николая.

- Здесь всех режут, - спокойно ответил он. - Хотя это слово биологи не любят. Говорят скорее: обездвиживают, вскрывают ... Все происходит согласно требованиям и стандартам: животное сначала усыпляют хлороформом, так что она ничего не чувствует. А когда опыт завершен - лишают жизни быстро и безболезненно: крыс убивают хлороформом, но если его применять нельзя - с помощью специальной биологической гильотины ...

Трудно определить, кто прав в этом споре: защитники животных или ученые. Напишите нам, что вы думаете по этому поводу. Возможно, вы имеете какие предложения или какой интересный опыт. Меня по крайней мере радует то, что биологи уже не стремятся крови и ограничивают опыты на животных - хотя бы в учебном процессе. Все чаще применяют простые организмы, червей или лягушек, и меньше млекопитающих. Однако Наталья Казакова сказала, что все равно будет делать все, чтобы опыты на лягушках и крысах прекратили или свели к минимуму. Для этого она планирует попасть на прием к ректору университета Ивана Вакарчуку и рассказать ему об ужасах вивария. Она убеждена, что ректор прислушивается к ее пожеланиям, ведь он любит животных, что, наверное, может засвидетельствовать его кошка Эльза. (В ее честь названа группа «Океан Эльзы», лидером которой является сын Ивана Вакарчука. Если же меры не будут приняты,Наталья угрожает распространить информацию о «живодерстве» в ЛНУ в Интернете. По ее словам, на мировом имидже вуза это может сказаться не лучшим образом.

Что даст эта война, пока неизвестно. Но студенты, возможно, будут чувствовать себя свободнее: рассекать, обездвиживать, обезболивать и гильотинировать они будут меньше. Другой вопрос, пойдет ли это им на пользу ...

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.