search icoico arrow

Запутавшиеся в «паутине»

Помните рифмованные "страшилки" нашего детства, построенные по принципу: "маленький мальчик нашел пулемет - больше в деревне никто не живет"? Качество юмора можно оспаривать, но этот детский фольклор, безусловно, понятный не только его создателям, но и возможным интерпретаторам, создал минимальное основание для диалога поколений.
Перелистывая случайно забытый четырнадцатилетним сыном журнал "Хакер", я вдруг обнаружила в нем смутно знакомое: "маленький хакер компьютер купил..." Углубилась в чтение, но не тут-то было - сходство заканчивалось на первой строчке. "Маленький хакер" не поддавался. Он умудрялся творить нечто абсолютно недоступное моему воображению: разгонял проц, обугливал мать, менял кулер и даже байты дебаггером мирно таскал. В сложных чувствах - когда смеяться-то? - по возвращении сына я с облегчением выяснила, что обугленная мать не имеет ко мне отношения. Что это - материнская плата в проце, то есть в процессоре. И что брать чужие вещи - нехорошо. И что если я сейчас же не пущу его "чатиться", то он обидится навсегда.
…"Чатиться" - значит общаться в одном из чатов Интернета в режиме реального времени - on line. А сам чат - место, где, набирая послания на клавиатуре, одновременно могут общаться друг с другом пользователи, живущие в разных городах и странах. У них, как правило, нет определенной темы разговора. И что такое общаться в Интернете - это уже, как говорится, каждый понимает по-своему…

Не секрет, что, приобретая персональный компьютер, родители тешат себя надеждой на расширение возможностей "домашнего образования" для своего ребенка, благо количество обучающих игровых программ сегодня огромно. Учимся, играя... Играя, учимся… Но светлое завтра почему-то не наступает. Ребенок, презрев попавший к нему в руки практически безграничный информационный ресурс, не торопится удовлетворять (а заодно и формировать) свои познавательные потребности - он, как правило, играет или общается. Что, впрочем, весьма удобно нам, взрослым: во-первых, сидит дома, а не шляется неизвестно где; во-вторых, тихо сидит и нам не мешает; в-третьих, вроде чем-то умным занят...

Но необоснованно оптимистично было бы утверждать, что одновременно он познает и общается. Точнее сказать, он что-то познает и как-то общается. Общая непонятность, межпоколенные "разрывы" в освоении нового знакового средства провоцируют откровенно оценочные характеристики компьютерной коммуникации. На стереотипные вопросы ответы всплывают сами собой. Что формируют компьютерные игры? Агрессивность. Почему подросток так много общается в Сети? Чтобы компенсировать неуспех в реальном общении. Что больше всего влечет юного пользователя? Порносайты и игры. Что надо сделать с подростком, "ушедшим" в Интернет? Увлечь реальным делом. (Последнее вообще является универсальной педагогической рекомендацией, прежде всего в силу своего трудновыполнимого характера.) И как во всяких стереотипах, определенная доля истины в этих сентенциях есть. Но реальная картина далеко не столь проста.

Зарубежные исследования подтверждают различные негативные следствия информатизации: наиболее существенные для ребенка - адинамия, нарушения общения, формализация знаний. Есть и одно специфическое следствие: при условии свободного доступа в глобальную компьютерную сеть у пользователей в ряде случаев отмечается так называемый синдром Интернет-зависимости - любая - информационная, коммуникативная, игровая деятельность в Сети поглощает детей до такой степени, что на повседневную жизнь не остается ни сил, ни времени, ни желания. В последнюю редакцию официальной классификации психических заболеваний, принятой в США в 1996 году, включен раздел "кибернетические расстройства" - после первых зафиксированных смертей компьютерных "игроголиков", вызванных переутомлением и стрессами в результате долговременного пребывания в виртуальной реальности. В отличие от "психологического" решения данной проблемы (медико-психологическая диагностика интернет-зависимости находится еще в стадии разработки, а перспективы психотерапевтической помощи сокрыты в тумане будущего) "технологический" выход был найден довольно быстро: среди физических лиц бесплатно распространяется программа CYBERtimer на базе Windows95, следящая, чтобы реальное время работы в Интернете не превышало запланированного. Это - "у них".

По данным поисковой системы Yandex.ru, в русскоязычной части Интернета сегодня находится десять миллионов web-страниц, прирост объема документов за 1999 год составил 1224 процента, и это при том, что поисковые машины индексируют лишь от одной десятой до одной трети всего содержимого.

Большинство исследователей выделяют ведущие особенности виртуальной коммуникации: анонимность, физическую недоступность пользователей друг для друга и относительную недостаточность средств коммуникации. Именно они определяют и чисто психологические характеристики виртуального общения. Так, в результате анонимности и отсутствия невербальных средств коммуникации в Сети нет большинства характерных для реальности норм, связанных с социальными запретами, а также практически нет социального контекста взаимодействия. В виртуальных сообществах создаются собственные выразительные средства, собственный язык общения.

Физическая удаленность и недоступность пользователей a priori обеспечивают их большую безопасность, способствуя раскрепощению. Последнее, конечно, может принимать разные формы - от большей, чем в реальности, агрессивности до большего дружелюбия и возникновения отношений привязанности. Конечно, в сетевой коммуникации часто встречается "обман идентичности": так, подросток из Подмосковья вполне может представиться дамой бальзаковского возраста из пригорода Парижа. Но подобную возможность экспериментирования с собственной идентичностью тоже можно интерпретировать по-разному: и как "уход" от реального социального взаимодействия в бессознательном страхе потери себя, и как расширяющиеся перспективы самопознания… Так или иначе, по зарубежным исследованиям, большинство респондентов юношеского возраста в качестве наиболее привлекательных черт сетевого общения отмечают именно анонимность, доступность и безопасность.

Парадоксальность познавательной невостребованности этого нового информационного ресурса лишь кажущаяся. И дело не только в том, что специалисты в области новых информационных технологий все чаще отмечают определенный "кризис содержания" Сети, сетуя на бессмысленность многих сайтов, обилие безадресной рекламы, откровенную глупость "чатовой" болтовни. (В конце концов, Сеть лишь слепок реальности, и глупости в ней не больше, чем в окружающем мире.) Дело в том, что это в самом деле безграничный информационный и коммуникативный ресурс, кроме того, это еще и все более и более расширяющийся ресурс индивидуальной креативности. В этом смысле Сеть открывает практически бесконечные возможности выбора - а ведь излишне доказывать, что безграничный выбор граничит с невозможностью выбора вообще.

Далеко не всякий взрослый пользователь сможет удержаться от бессмысленного многочасового блуждания от сайта к сайту, для него даже придумали специальное словцо "WEB-серфинг". Что же говорить о подростке, который редко самостоятельно может сформулировать личную задачу информационного поиска! Далеко не всякий взрослый умеет самопрезентоваться в личной WEB-страничке на уровне, превышающем "наскальную живопись" с ее неистребимым принципом "Здесь был Вася!" (Сегодня в виртуальном мире насчитывают около 320 миллионов личных "страничек", то есть она есть у каждого пятнадцатого человека.) Что же требовать от подростка, для которого задача личностного самоопределения лишь начинает проступать…

По результатам недавнего исследования, соотношения социальной и виртуальной идентичности подростков - активных пользователей Сети выделили три основные группы:

Любители - те, кто интересуется Сетью как дополнительной возможностью общения (в самохарактеристиках они скорее отметят: "люблю поболтать в чате", нежели "я дитя Сети");
Прагматики - те, кто не идентифицируется с социальной категорией пользователей и не общается в Сети, а выходит в Интернет только по необходимости (например, скачать заданное на дом сочинение);
Хакеры - наиболее многочисленная группа, для которой важна социальная принадлежность к "продвинутым" пользователям как таковая. Для этой группы пользователей высокий уровень компьютерной грамотности стал основным средством получения определенного статуса в подростковой субкультуре.

В качестве причин собственной увлеченности компьютерной коммуникацией подростки выделяли: "интересно" (более 80 процентов ответов) и "кайф", "круто, престижно, модно", "об этом говорят друзья", "чтобы не выглядеть дураком" (более 50 процентов высказываний).

Естественно, нас интересовал вопрос о реакции взрослых, родителей, на увлечения наших респондентов. Примерно у половины из них вопрос вызывал недоумение: "Какое им дело?", "Если уроки сделал, то им все равно", "Они на работе и этого не видят". Оставшиеся отмечали родительское недовольство, "если слишком долго". (Как выяснилось, "слишком долго" - это в среднем более 2-3 часов подряд.) Практически все подростки отмечали у себя известный по исследованиям интернет-зависимости феномен потери чувства реального времени.

Все вышесказанное приводит в общем-то к старой истине: как в ситуации реальной социализации, когда взрослый некоторое время обязан быть своеобразным посредником между подростком и социальным миром, так и в процессе освоения виртуального мира, который все более и более становится обыденной повседневностью, возрастает роль взрослого как некоторого "медиатора" между ребенком и Сетью для того чтобы он просто-напросто не запутался в этой "паутине". Насколько мы готовы к этому? Настолько же, насколько готовы к включению подростка в реальный социальный мир... Эта готовность немыслима без наличия психологического контакта между ребенком и взрослым, основанного на знании, желании понять, разделить возникающие проблемы.

Продолжая процесс самообразования путем тайного почитывания "Хакера", я недавно обнаружила, что "ламер от квакера быстро бежал", и, будучи уже слегка "продвинутым" существом, поинтересовалась у сына, правильно ли я понимаю, что квакер - это любитель игры в Quake. "Правильно, правильно", - снисходительно ответствовал он. И, уловив еще один не заданный вопрос, с долго сдерживаемым злорадством добавил: "Только не спрашивай, кто такой ламер. Потому что ламер - это ты! Человек, который ничего не понимает и все равно продолжает задавать дурацкие вопросы!"
…Все-таки даже в возрасте отрицания они продолжают переоценивать нас. Ведь я здорово не дотягиваю до ламера. Хотя бы потому, что совершенно не понимаю, почему я должна бежать от квакера, а главное - куда… |

Последние комментарии

    Комментариев не найдено, вы можете оставить первый комментарий!

Оставить комментарий

Ваше имя:

Почта:

Комментарий:

© 2000-2013 Academy.kiev.ua. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с украинским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.